Корабельный
портал korabley.net

Тайный поход

05.01.2014
5797
0


В ночь с 1 на 2 октября 1962 года президент США Джон Кеннеди отдал приказ привести Вооруженные силы страны в боевую готовность. К юго-восточному побережью США выдвинулся авианосец «Индепенденс».

На Кубе были построены макеты пусковых установок советских ракет, и летчики начали отрабатывать удары по них. В Кремле получали информацию о перемещении американского авианосца, но куда больше Москву волновал график движения скромного сухогруза. В его трюмах находилось 45 ядерных боеголовок для ракет R-12 дальнего действия. Это означало, что территория США в радиусе около 2000 км от Кубы оказывалась уязвимой для советских ракет.

В ходе операции под кодовым названием «Анабель» СССР удалось скрытно перебросить через Атлантику 40-тысячную группировку войск, оснащенную ядерным оружием. О том, что в те дни человечество стремительно двигалось к войне, знало всего несколько десятков человек в мире, моряки четыре советских подлодок в их число не входили. На флоте эти субмарины звали «Буки», поскольку они имели в бортовом номере букву «Б».

Командиры получили приказ и с интервалом в 30 минут подлодки вышли в океан. В приказе было указано только время выхода из базы. Куда и зачем идут субмарины, надлежало узнать, вскрыв пакет в открытом море с грифом «секретно».

Командование ограничивалось общими фразами о долге, стойкости и выдержке. Настроение экипажей было тревожным. Был принят полный боекомплект, который составлял 22 торпеды на каждую лодку, и одна из них с ядерной боеголовкой. Также запрещались радиопереговоры между экипажами. Подводники шутили, что их посылают открывать седьмой континент. Впрочем, один смышленый боцман, не дремавший на политзанятиях, точно назвал товарищам цель похода - Куба. После вскрытия пакетов действительно был указан пункт назначения бухта Мариэль находящаяся возле Гаваны. Подводников смущали расплывчатые напутствия, которые давали им при выходе в море. Задача ставилась так: прийти скрытно в точку и встретить рассвет на глазах в изумленного мира с поднятым советским флагом.



На Кубу были отправлены подлодки по классификации НАТО получившие наименование «Фокстрот».

Советская дизель-электрическая подводная лодка проекта 641:
Надводное водоизмещение - 1950 тонн;
Подводное водоизмещение - 2550 тонн;
Длина - 91,3 м;
Ширина - 7,5 м;
Осадка - 5,1 м;
Максимальная глубина погружения - 296 м;
Максимальная скорость в надводном положении - 16,4 узла;
Максимальная скорость в надводном положении - 16 узлов;
Дальность плавания - 30 тысяч миль;
Автономность - 90 суток;
Экипаж - 70 человек;
Вооружение:
Торпедные аппараты - 6 носовых и 4 кормовых (боекомплект 22 торпеды 533 мм, в том числе с ядерной головной частью);

Подводные лодки проекта «Фокстрот» строились на Ленинградском Ново-Адмиралтейском судостроительном заводе. Это были мощные современные лодки способные на длительное автономное плавание. Но продолжительный поход это одно, а противостояние в океане совсем иное.

В конце 50-х годов советские подлодки достойно конкурировали с американцами. В Москве очень понравилось, когда советская субмарина всплыла в Средиземном море точно по курсу флагманского корабля 6-го американского флота с президентом Эйзенхаухером на борту. В США после этого полетели адмиральские головы. А Хрущев верил, что с помощью ракет можно решать все военные и политические конфликты, особенно когда на его глазах баллистическая ракета была запущена из-под воды с атомной подлодки и поразила цель на расстоянии 1600 км. В окружении Хрущева полагалось, что четыре атомные субмарины на просторах Атлантики вполне способны сдержать активность всего американского флота.

Но в тот момент в СССР не было ни одной атомной лодки способной решать такие задачи в океане. Незадолго до вышеупомянутого выхода произошла трагическая авария в реакторе К-19, которая поставила субмарину на прикол. Теперь не было гарантии, что другие реакторы не поведут себя иначе. Кроме того атомные подводные лодки были такими шумными, что акустики вероятного противника слышали их за много миль, а подводники называли ревущими коровами. Адмиралы это знали, но не рисковали переубеждать партийных лидеров, ведь на показательных учениях все шло блестяще. И когда из ЦК дали команду направить лодки к берегам Кубы флотоводцы ее беспрекословно выполнили.
В сенате Конгресса США распространилась сенсационная информация. Имеются неопровержимые доказательства о размещении на Кубе шести пусковых площадок для ракет среднего радиуса действия. Джон Кеннеди принял решение возобновить полеты разведывательных самолетов И-2 над территорией Кубы.

10 октября 1962 года в Кремле ежечасно читали сводки о ходе развертывания ракетных сил на острове Свободы. Андрей Громыко отправился в Вашингтон для переговоров с президентом Кеннеди. Министру иностранных дел предстояло узнать, что именно известно американскому руководству о советских ракетах на Кубе, и какова его возможная реакция. Кубинским товарищам рекомендовано активизировать выступление с требованием остановить агрессию против острова, и они это делали с непоправимым энтузиазмом.



Вскрыв секретные пакеты, командиры советских подлодок поняли, что предстояло решать задачу суть, которой не очень ясно представляли себе ни авторы приказов, ни тем более его исполнители. Подлодки должны были скрытно и стремительно подойти к берегам Кубы. Для обеспечения скрытности надо было идти в основном в подводном положении со скоростью 5 узлов, но в этом случае никак не получалось стремительно. Если идти днем и ночью в надводном положении, никак не получалось скрытно. Это прекрасно знали профессионалы из главного штаба советского флота. Но задачу ставили специалисты совсем другого профиля. И четыре командира приняли решение выполнить приказ. Это означало идти на пределе в надводном положении, работая всеми тремя дизелями, рискуя быть обнаруженными. Четыре усталые подлодки «Фокстрот» шли одинаковым курсом, но каждому предстояло исполнить свою игру в океане. На лодках постоянно следили за переговорами самолетов и кораблей противолодочной обороны. Из которых подводники узнали, что их лодки поджидали на точках исходя из их скорости 5 узлов. Если бы не отчаянное решение идти быстрее, то лодки перехватили бы уже около Северной Америки. Там силы НАТО разворачивали линию противолодочной обороны, но с опозданием на несколько часов.

Над Атлантикой внезапно налетел шторм, после которого советские подводники обнаружили на своих кораблях повреждения. Так на лодке Б-36 была отжата верхняя крышка выбрасывающего устройства над 9 отсеком. Теперь она не могла погружаться ниже 70 метров. Беда пришла и на идущую параллельным курсом лодку капитана второго ранга Шункова. У него полетела станция, с помощью которой экипаж обнаруживал сигналы радиолокационных станций противника. При 9-бальном шторме им все же удалось ее отремонтировать собственными силами. А чтобы прятаться от радиолокационных станций американцев подводникам приходилось прибегать к практической уловке - усталая подлодка занимала позицию под корпусом торгового судна, в результате чего становилась невидимой для локаторов и не слышной для сонаров. Такая постоянная игра здорово изматывала подводников, но позволила им преодолеть три рубежа противолодочной обороны Северной Атлантики и остаться незамеченными. Уже только за это экипажи заслуживали боевых наград.



16 октября 1962 года президенту США кладут на стол фотоснимки сделанные самолетом И-2, который обнаружил стартовую позицию баллистической ракеты. На тот момент торжествовала идея глобального удара по Кубе, и даже была назначена дата окончательного принятия решения - 20 октября. В Соединенных штатах не знали, что этих четырех дней у Кеннеди может и не быть. Советским частям вооруженными ракетами ядерными боеголовками был отдан приказ заступить на боевое дежурство. Удар может быть нанесен в течение нескольких часов. В Москве в свою очередь не зная, что операция «Анабель» уже не является секретом для США. Война все ближе и ближе, а мир об этом ничего не знает.

В районе Ньюфаундленда подводники поняли, что их поход перестал быть тайным. Количество самолетов противолодочной обороны резко увеличилось, радиолокационная разведка постоянно сообщала о работающих локаторах, а на горизонте уже появились корабли противника. Они вели поиск, следуя в боевом ордере, точно зная, что советские подлодки идут им навстречу. Как оказалось на глубине 6 тысяч метров американцы расположили систему оповещения по движущимся целям «Цезарь». В этой ситуации идти в надводном положении можно только в темное время суток, да и то 2-3 раза за ночь приходится нырять. Плавание в тропических широтах оказалось ничуть не легче, чем в полярных. Вентиляция и кондиционеры работали плохо, так как советские подлодки проекта 641 были предназначены для Северного флота, где температура выше двадцати градусов считалось уже жарой. Когда температура в отсеках доходила до 45 градусов, вахты сокращали с четырех до двух часов. Но подводников настигла еще одна проблема, так называемая «слоновая болезнь» - их ноги сильно опухали, и не могли передвигаться.

На Кубе завершили развертывание пусковых установок советских ракет. Большинство советников Кеннеди высказывали мнение бомбить остров и ввести морскую блокаду острова, но президент США слишком хорошо знал, что такое война. Если Москва не сделает шаг навстречу, столкновение будет неизбежно.



Руководство Советского Союза заседало по ночам. Такого не было с осени 1941 года. Разведка докладывала, что в южных широтах отмечалась концентрация войск, и над побережьем США непрерывно дежурили бомбардировщики Б-52 с ядерным оружием на борту. И тогда Кеннеди отдал приказ обнаружить советские подлодки, поднять на поверхность, а в случае необходимости уничтожить. Масло в огонь подлил Хрущев, который заявил, что блокада Кубы рассматривается Москвой как акт пиратства. Если американцы начнут досматривать советские корабли, он отдаст приказ лодкам топить корабли США. Это Вашингтон стерпеть не мог, и в Атлантике началась большая охота. Дичью стал квартет советских подлодок. Охотник почти весь атлантический флот ВМС США. О начале операция подводники узнали по наступившей в эфире гробовой тишине.



Игра в кошки мышки теперь шла непрерывно, бесконечные маневры, срочное погружение и всплытия сделали свое дело. На подводной лодке Б-130 стали выходить из строя аккумуляторные батареи. Приходилось чаще всплывать и больше времени тратить на зарядку, а противник был более чем серьезный противолодочный авианосец «Ессекс», на борту которого находилось 60 летательных аппаратов предназначенных для борьбы с подводными лодками. Кроме этого на лодке вышли из строя три дизеля. В металлических частях появилось множество микротрещин, которые привели к неполадке. В результате субмарина могла идти только на электромоторах при скорости 2 узла. Пока подводники лихорадочно пытались починить хотя бы один двигатель, четыре американских эсминца окружили усталую подлодку. Они висели в 20 метрах над ней, а шум их винтов слышал каждый подводник без помощи акустиков. Одна глубинная бомба разорвалась прямо над палубой. У всех мелькнула единственная мысль это война. Сделав один мотор, лодка Б-130 трое суток не давала покой американцам. Но тут снова стали задыхаться аккумуляторные батареи. Дотянув до утра, командир лодки Шунков принял решение на всплытие. В Москву ушла радиограмма с докладом о сложившейся ситуации на борту. Главный штаб дал согласие на возвращение усталой подлодки на базу, но ее вновь обнаружили американские корабли. Командир вооружил экипаж автоматами, чтобы предотвратить взятие лодки на абордаж. Это дьявольская карусель продолжалась несколько часов. Командир дал семафор на головной эсминец с требованием прекратить рискованные маневры. И через некоторое время корабли стали отходить. Теперь американцы возобновили поиски остальных подводных лодок.

Первый залп Кубинского кризиса произошел в 10 часов 22 минуты 27 октября. Самолет разведчик И-2 окончательно сфотографировал позицию пусковой установки, но ракеты ПВО сбили самолет в тот момент, когда он уходил сторону американской базы Гуантанамо. Советские подводники узнали об этом из сообщения американского радио, но они не могли предположить, что инцидент в небе над Кубой поставит одну из усталых подлодок под командованием Алексея Дубитко на грань гибели в пучине Атлантики. Охотники пришли в ярость. В ту ночь корпус лучшей субмарины внезапно задрожал. У экипажа появилось ощущение, будто они попали под какой-то неведомый град. Но это была работа гидроакустической системы неприятельского корабля, когда она накрыла лодку. Шум корабля слышался очень четкий. Внезапно раздался страшный скрежет над корпусом, который означал, что с эсминец прошедший над лодкой оторвал антенну пеленгатора. Но бомбы он не сбросил. «Значит, войны нет», - подумал командир лодки.



Однако гонка продолжалось. Экипаж на лодках не спал уже сутки, вахтенным офицерам давали нюхать нашатырный спирт. Обмороки и психические расстройства беспокоили практически всех подводников. Американцы ничего не предпринимали, но эсминец шел на расстоянии 150 метров. Вскоре советским морякам удалось перехватить радиограмму, которая адресовалась командиру надводного корабля. В ней шла речь о лодке, которую надо было держать всеми силами и средствами. Однако усталой подлодки удалось уйти, настроив гидроакустическую систему на частоту американского корабля. Этот маневр не предусмотрен никакими наставлениями, а идея принадлежала одному из членов экипажа. Далее командиры подводных лодок типа «Фокстрот» получили команду занять позиции, подготовить оружие и продолжить патрулирование.

Вскоре начались переговоры послов Америки и СССР. США поставила условия, что они не станут раздувать инцидент с разбитым самолетом, и обязуются не нападать на Кубу при условии вывода советских ракет под наблюдением ООН. Вскоре морская блокады Кубы прекратилась, а США уже готовились рассмотреть вопрос о размещении своих ракет в Турции, и Москва согласилась с этими условиями.

Пока на Земле искали путь к миру под водой ситуация обострялась. Лучшую субмарину Б-59 под командованием Анатолия Савицкого преследовал авианосец «Рэндольф». Всего в авианосную ударную группу входило 11 кораблей. Подводники держались до последнего. Аккумуляторные батареи сели окончательно. Содержание CO2 превысило допустимые нормы. Неожиданно американцы сбросили глубинную бомбу, чуть не разрушив субмарину. Командир советской подлодки приказал подготовить ракету с ядерной боеголовкой и всплыл. Лодку начали окружать и обстреливать с самолетов. Тогда Савицкий приказал поднять красный флаг Советского Союза и по семафору приказал передать о прекращении провокации. А с главного штаба флота пришла директива любой ценой лодке Б-59 оторваться от противника и занять позицию у берегов Бермудских островов.



По сей день, участники похода гадают, действительно ли их целью был перегон лодок на Кубу или задача была прощупать противолодочную оборону США, а в случае необходимости развернуть подводную войну в Атлантике. Лодке Б-59 удалось оторваться, сделав из различных жестяных банок из-под конфет и консервы небольшое устройство, с помощью которого обманул американских акустиков и за это время успели совершить погружение.

21 ноября 1963 года США сняли морскую блокаду Кубы, а 25 апреля 1963 года из Турции и Италии без громких деклараций были выведены стратегические ракеты. В середине ноября советские ракеты также были вывезены с острова.

Через несколько дней советские усталые подлодки благополучно вернулись на родную базу. Лучшие субмарины впервые в мире вскрыли противолодочную систему США и тактику их действий. И после этого похода в военно-морском флоте СССР было введено понятие «боевая служба». Командиров не наказали, но продвижение по службе было приостановлено - оставили командовать лодками. Что касается награждений, лишь 40 лет спустя командиры советских подлодок получили именные часы от Главкома ВМФ России за вклад в развитие действий подводных лодок. Но среди моряков-подводников эту награду считают весьма скромной за смертельные игры в Атлантике.

Комментарии (0)

avatar