Корабельный
портал korabley.net

Тайна гибели парусного корабля

13.07.2014
5247
0

История северного русского мореплавания началась задолго до Петра I и уходит своими корнями в глубокую древность. Но до Петра это были торговые, транспортные и промысловые суда, Петр I же сделал флот военный.

В 1696 году боярской думой под нажимом Петра I было принято решение - морскому флоту быть! Вот именно с этого момента берет начало регулярный военный флот России, и строить собрались в первом, а тогда и единственном порте России - в Архангельске. За 50 лет здесь, на поморской земле построили Адмиралтейство и настолько освоили создание военных кораблей, что стали спускать по три больших парусных корабля ежегодно, причём каждое из них можно было назвать - судно ручной работы.

Одним из таких был «Варахиил» - 54-пушечный линейный корабль, построенный по новым технологиям того времени, на Соломбальской верфи города Архангельска. Длина линкора «Варахиил» по палубе составляла 43 метра, ширина 11, а осадка была 5 метров. Он должен был начать службу в Балтийском море.

Корабль «Варахиил» спустили на воду еще утром. Вся команда в полном составе была на борту, а это 349 хорошо обученных матросов и младших командиров. Необходимо было в кратчайшее время выйти в открытое море, во время прилива и при попутном ветре. Опытный капитан, который исходил Северные и Восточные Балтийские моря вдоль и поперек, к тому же у него была слаженная команда. Тогда ещё никто не знал, что жить кораблю осталось всего 1 день. Холодные воды Белого моря вскоре сомкнутся над ним навсегда.

На самом выходе из Северной Двины парусный корабль накренился и опрокинулся набок. Те, кто остались в живых вели себя странно. Они несли какую-то околесицу о всплывающих островах, о неведомой силе, которая опрокинула парусник. Более двух веков тайна гибели корабля оставалась неразгаданной.

Кораблей с таким названием было немало в Российском флоте, и чуть ли не были поставлены на серийное производство. В июне 1715 года линкор с названием «Варахиил» сошел со стапелей Архангельского адмиралтейства. Он даже участвовал в Северной войне в сражении у острова Эзель. А в 1724 корабль привели на ту же верфь и разобрали.

Корабли в те годы были сплошь деревянными, вот если служил такой корабль лет 20, то уже считался долгожителем. Именно поэтому их строительство было очень интенсивным - нужно было регулярно обновлять флот. Но процесс этот был не столько хлопотным, сколько инновационным, ведь при строительстве нового корабля учитывались старые ошибки и каждый новый парусник был совершеннее предыдущего.

Но боевую славу своего предшественника новому «Варахиилу» повторить не пришлось - он затонул по неведомым причинам. Возможно, были какие-то погрешности в конструкции корабля, или капитан был не слишком опытным и не смог вывести в открытое море линкор.

Исследователям в архивах удалось найти рапорт капитана, который он составил для Адмиралтейства сразу после всего случившегося. На основании этого рапорта можно составить очень подробную картину последних часов жизни корабля. Вот, что написано в рапорте: «Корабль шел легко, со скоростью 4,5 узла и когда добрался до расчетного места, лоцманы сказали - капитан, дальше идти нельзя - нужно встать на якорь». Тогда капитан отдал приказ бросить якорь. Длина троса на клюзе составила всего 23 метра. Такую малую длину каната могли дать только из-за мели слева, на которую «Варахиил» могло нанести. Вскоре все заметили, что парусное судно дрейфует кормой к острову Голец, и его прибрежным мелям. Лоцманы успокоили капитана, мол, ничего страшного, корабль дрейфует в довольно глубоководную протоку, а тут и якорь сможет остановить судно. Но вдруг вопреки логики, корабль начало разворачивать вправо, по часовой стрелке, будто судном двигала неведомая сила. Линкор встал практически поперек ветра и течения - такого случиться никак не должно было, поэтому ни командир, ни лоцманы не могли ничего понять, что же происходит. Капитан стал пытаться маневрировать, но неожиданно парусник накренился на правый борт и лег.

Катастрофа унесла жизни 28 человек. Кого-то привалило тяжелыми пушками, кто-то упал в воду с мачт, пытаясь убрать паруса, этими же парусами и накрыло моряков в холодной Беломорской воде. На буксируемых шлюпках оставшиеся моряки перебрались на остров Голец. Оттуда во главе с командиром, они прибыли в Архангельск.

Морская портовая комиссия, расследовавшая инцидент не смогла объяснить причины катастрофы. Столичные прокуроры, также в течение трех лет не пришли ни к каким выводам. Был отдан приказ принять все меры к подъёму линкора «Варахиил», но этому помешала непогода. Сначала она помешала начать работы, а потом во время шторма корпус корабля был сдвинут с мели на более глубокое место и скрылся под водой.

В случае потери или гибели боевого корабля командир и старшие офицеры указом Петра Первого подлежали разжалованию и наказанию. Такая судьба постигла и командные чины «Варахиила» - их разжаловали в рядовые матросы. Капитан Мартын Шпамберг уже во второй раз в своей жизни предстал перед судом. Он был сослан на галеры. Два года ходил на Балтике. Впрочем, императрица Елизавета вскоре помиловала несчастного капитана.

Как выяснилось, подобный случай в истории мореплавания Архангельской области стал единственным. Нет ни одного свидетельства крушения судов в дельте Северной Двины.

Архангельск является одним из самых сложных портов. Протяженность фарватера от самого дальнего грузового района - больше 40 миль. Судно нужно проводить порядка 5-6 часов, а в древние времена, когда не было автоматизации, вообще трудно представить, как лоцманы справлялись с этим делом. Двести лет назад лоцманов называли корабельные вожжи, так как водили суда определенным руслом, но сложность заключалась в том, что оно постоянно менялось. Иными словами - судно могло пройти одним фарватером, а через пару дней его замывало, или переносило штормом, и приходилось перед выходом корабля снова его замерять.
Есть в Белом море ещё одна особенность - оно достаточно мелкое - не более 300 метров в глубину. Казалось бы, для судоходства нет никакой опасности, но именно по этой причине здесь возникает особый эффект - короткие и крутые волны. Вот на таких волнах корабль может переломаться пополам.

гидрографическое судно

В 1986 году в водах Двинского залива возле острова Голец в течение месяца велись поиски парусного корабля «Варахиил» со специального гидрографического судна, прибывшего с экспедицией от академии наук СССР и министерства культуры. Тогда несколько месяцев учёные, вооружившись гидролокаторами, исследовали морское дно. Однако в предполагаемом месте крушения линкора «Варахиил» никаких следов не обнаружено. Корабль окончательно разрушен, и осуществлять дальнейшие его поиски было бесполезно. Но не мог же такой большой корабль исчезнуть бесследно.

В период с 2009 по 2010 год были снова предприняты попытки исследования отмели у выхода старого судового хода в Белое море. Здесь морские исследователи открыли для себя еще одно очень необычное явление. На дне на 20-30 минут, появляются мели, а затем исчезают, оставляя после себя контур из морской пены. В народе они получили название - всплывающие острова.

Два года поисковых работ в окружении отмелей не принесли никаких результатов. Группа несколько раз подвергалась смертельному риску. Во время шторма на этих отмелях образовывались огромные волны, из которых невозможно выскочить.

В 2010 году поисковая группа во главе с руководителем Анатолием Караниным, вооружившись навигационным оборудованием и магнитометром, обследовали песчаные отмели, лежащие от судового хода дальше к острову Голец. После долгих поисков прибор обнаружил магнитную аномалию только в одном определённом месте. И это уже говорило о многом. И исследователи решили сосредоточить все свои усилия в районе этой магнитной аномалии. Если труды увенчаются успехом, то корабль можно будет поднять. В таком случае прольётся свет на один из эпизодов истории русского мореплавания, а также будет получен настоящий символ старинного Архангельска.

устье Северной Двины

Исследователи прибегнули к космической съёмке. В Северо-Арктическом университете работает созданный центр космического мониторинга. И лучшим моментом для съемки в данном месте будет отлив, и безоблачная погода, чтобы хорошо рассмотреть участок русла, отмели и песочные взвеси. Получив снимки, ученые сразу увидели контуры, похожие на затонувшее судно. Поисковая группа срочно выехала в исследуемый район. И не зря. Гидролокатор бокового обзора зафиксировал следы кораблекрушения. С каждым метром таких следов становилось всё больше.

Вскоре поисковой команде открылась природная ловушка в дельте Северной Двины перед самым выходом в Белое море. Трудно поверить, но никто не догадывался о ней более 300 лет. Даже в старину пожилые люди говорили, что не стоит соваться в это гиблое место.

Дело в том, что во время прилива, вода разделяется на три направления, одно из которых, идет к Гольцу - самое опасное, так как кольцевое движение воды вокруг ряда островов, появляющихся во время отлива, затягивает корабли в это место вокруг мели и судно попадает в ловушку, из которого паруснику не выбраться.

Как говорят моряки, в этом месте бывает и другое опасное явление, которое местные жители называют сувоя, или стоячая волна. Якобы попадая на такую волну, корабль не может сдвинуться ни в какую сторону, и вынужден оставаться на одном месте, пока эта волна не успокоится. Скорее всего, это явление возникает, когда идет сильный накат с морской стороны. Попадая в зону ловушки, он как в каньоне отражается о почти вертикальные стенки песчаных островов и возникает так называемая отраженная волна. Когда она входит в резонанс со встречной волной, то появляется стоячая волна, вот она то, как раз и могла возникать из ниоткуда перед кораблями. Многие малые суда в этом районе погибали, скорее всего, из-за стоячей волны.

Во время прилива наблюдается кольцевое движение воды вокруг отмели Запятая, и если корабль в нужное время оказывается в нужном месте, то его ветром и приливным течением сносит в природную западню, окруженную со всех сторон мелями, где неминуемо тонет.

Таким образом, с уверенностью можно сказать, что в Белом море существует своего рода Бермудский треугольник. В этом месте было обнаружено более 60 кораблей самых разных размеров и форм. Среди небольших выделяется один, лежащий на боку линейный корабль «Варахиил».

Осматривая парусное судно, возле кормы были найдены обломки еще одного корабля. Судя по останкам, это голландский флейт - двухмачтовое торгово-транспортное судно длиной около 40 метров. Оказывается, именно оно навредило русскому линкору.

Разворачиваемый ветром «Варахиил», напоролся кормой на ранее затонувший парусник. Корма стала неподвижной, а корпус стало разворачивать по часовой стрелке, таким образом, поставив его против течения и ветра. Корабль мог бы разворачиваться и дальше, но линкор не пускало затонувшее судно. Продолжая дрейфовать, он снес у него все надстройки, и застрял, но уже другой частью корпуса. В результате на массу линкора в 1000 тонн стали давить приливная волна и ветер, которые накренили парусный корабль на бок. Кроме того часть пушечных портов была открыта, поэтому когда корабль накренился, через двенадцать бойниц мгновенно хлынула морская вода, которая и затопила парусник.

Главной находкой в этом исследовании стало открытие Бермудского треугольника в дельте Северной Двины, который даже сегодня лучше обходить стороной.

Комментарии (0)

avatar