Корабельный
портал korabley.net

Судьба линкора

27.01.2014
4705
0
 
Скапа-Флоу на Оркнейских островах. В двух мировых войнах эта обширная глубоководная гавань была северной базой Британского военно-морского флота. Ее считали неприступной, но в холодную октябрьскую ночь 1939 года немецкая подводная лодка вошла в гавань и выпустила четыре торпеды по линейному кораблю «HMS Royal Oak». У экипажа не было шансов на спасение.
 
Скапа-Флоу естественная гавань площадью 360 кв. километров на Оркнейских островах. Полвека она была северной базой военно-морских сил Великобритании, неприступная крепость самого сильного флота в мире. Кроме того эта гавань была якорной стоянкой британского военного флота во время Первой мировой войны. Это была идеальная позиция для блокады Германии. Отсюда Британия могла контролировать воды между Шотландией и Норвегией, не давая германскому флоту использовать для прохода Северное море, подрывая экономику Германии. Гавань выбрали за огромные размеры. На рейде крупнейший военный флот мира мог проводить учения и держать свои корабли на позиции наиболее выгодной для экономической войны с Германией. Но моряки ненавидели это место, они называли ее краем света. Здесь было холодно, ветрено и не было чем заняться.
 
В сентябре 1939 года флот Скапа-Флоу в очередной раз готовился выйти на линию фронта. Германия атаковала Польшу, а на море стали происходить стычки Британии с врагом. Все взоры были обращены на флот.
 
Контр-адмирал Карл Дёниц командующий немецким подводным флотом планировал смелый удар в самое сердце Британского флота. Воздушная разведка сообщила, что корабли британского флота собрались в Скапа-Флоу. Адмирал знал, что если одна подводка проникнет в гавань, она сможет нанести врагу большой урон и сыграть огромную пропагандистскую роль. Этот план был больше похож не на стратегию, а на рекламный ход, который причинит вред Британии и подорвет моральный дух моряков и прославит подразделение подлодок на всю Германию. Адмирал знал, как опасна будет операция, поэтому он доверил ее одному из самых талантливых командиров, капитан-лейтенанту Гюнтеру Прину. Холоднокровный профессионал в первую же неделю войны потопил три британских торговых судна.
 
Рейд Скапа-Флоу был хорошо известен командирам немецких подлодок. Семь входов в гавань охраняли противолодочные сети, патрульные корабли, прожекторы и орудия. Часть узких проливов была перекрыта блокшивами - затопленными старыми судами. В Первую Мировую войну две подлодки пытались проникнут в Скапа-Флоу и обе были потеряны.
 
8 октября 1939 года Гюнтер Прин на U-47 отплыл из порта Киль в северной Германии. В это время в 600 милях на запад могучий линкор британских ВМС «HMS Royal Oak» патрулировал пролив острова Фейр между Оркнейскими и Шотландскими островами.

линкор «HMS Royal Oak»

 
 
 
 
Этот 200-метровый гигант водоизмещением 26 тысяч тонн был ветераном Ютландского сражения, крупнейший морской битвы Первой Мировой войны. Но к 1939 году линкор не был прежней могучей силой. Огневая мощь корабля впечатляла, на нем было восемь 15-дюймовых орудий, которые могли потопить любое судно Германии. Но линкор не мог догнать немецкие корабли, так как его скорость хода составляла 21 узел, а системы обороны предназначались для боя на короткой дистанции. Одним словом корабль устарел, особенно в скорости. Из 1149 членов экипажа линкора «HMS Royal Oak», 163 человека были 15-летние юнги. Это старая традиция военно-морского флота. Юнги всегда служили на британском флоте. Молодых офицеров и матросов брали на корабли, обучали морскому делу и к возрасту выпускников школы они становились серьезными профессионалами.
 
10 октября линкор «HMS Royal Oak» вернулся в Скапа-Флоу. Чувствуя себя в безопасности, все вернулись к обычным делам. Так было три дня спустя, пока когда к Оркнейским островам не подошла немецкая субмарина. Лодка залегла в Северном море к востоку от Оркнейских островов на глубине 90 метров. Командир отдал приказ принимать пищу и готовить субмарину к бою. С наступлением темноты U-47 всплыла и направилась в Скапа-Флоу. Гюнтеру Прину предстояло войти в историю и решить судьбу сотен британских моряков. Он собирался предпринять один из самых отважных подводных рейдов Второй Мировой войны, его целью была атака на британский флот. Ни одна подлодка еще не проникала в эти воды. Немцы обнаружили слабое место в обороне. В одном из проливов шириной 500 м и глубиной всего 10 м во время прилива, скорость течения достигала 10 узлов. Кроме того пролив был перекрыт тремя блокшивами. Но в нем оставались небольшие проходы, а другой обороны не было - ни прожекторов, ни дозорных.
 
Вскоре субмарина взяла курс на 40-метровый проход между северным блокшивом и берегом. Лодка должна была идти очень медленно над водой, выбирая путь по сложному фарватеру. Борясь с наступающим приливом, команда удерживала скорость направления подлодки. Внезапно раздался грохот. Лодка зацепилась за якорную цепь блокшива. Ей пришлось дать «полный назад» и субмарине удалось вырваться. Но к ужасу всей команды боевую рубку осветил луч с берега. Это были фары автомобиля, который скоро свернул - наверно водитель спешил поднять тревогу. Но поворачивать было поздно. Оставаясь на поверхности U-47 пробиралась через гавань. Дозорные осматривали горизонт, но они не видели кораблей. Британцам повезло, за несколько дней до этого большим кораблям флота приказано было рассредоточиться на случай воздушного налета.
 
На борту линкора «HMS Royal Oak» был типичный вечер. В Скапафлоу он был один. К несчастью, его обнаружила немецкая подлодка. Вскоре с субмарины было выпущено четыре торпеды с расстояния 3000 метров: одна не вышла, две прошли мимо и лишь одна задела нос линкора. В начале Второй мировой войны немецкий флот считал, что у них лучшие в мире торпеды, но они не прошли испытания. В результате они были недостаточно точны, плохо держали глубину и часто проходили мимо. Командир развернул U-47 и выстрелил из кормового торпедного аппарата - снова мимо. Теперь он спешил укрыться в Керсаунд, ожидая противостояния. Но на «HMS Royal Oak» никто даже не понял, что их атакуют, и лодка вскоре вернулась для новой попытки. На этот раз Гюнтер Прин подошел на 2700 метров, выпустил три торпеды. В 01:16 одна за другой они попали в цель. Третий взрыв оказался самым мощным, и корабль накренился на правый борт. Торпеды оставили огромные пробоины в правом борту линкора ниже ватерлинии. Пока матросы выбирались из гамаков, загорелись пороховые склады, пламя охватило корабль с ужасающими последствиями. Линкор накренился и свет погас. Сотни людей, оставшиеся внизу, оказались в темноте. Лишь треть экипажа линкора удалось выбраться на палубу. Корабль продолжал крениться. Люди пытались выбраться на борт. Вода была ледяная, у многих были сильные ожоги, море было покрыто топливом, душившим людей.

гибель линкора «HMS Royal Oak» фото

 
расположения затонувшего корабля в настоящее время
Линкор «HMS Royal Oak» затонул всего за 13 минут. Сотни людей погибли запертые в трюме, сотни других боролись за жизнь в темной ледяной воде. Но сигнал тревоги так и не прозвучал, за несколько минут до поражения корабль лишился электричества. Не было даже время выпустить сигнальные ракеты. Через полчаса линкор лежал на дне. Из 1219 членов экипажа погибло 833 человека. Из 163 юнг - 126.
 
На утро весь день британские эсминцы забрасывали глубинными бомбами призрачные подлодки, но U-47 давно скрылась, и преодолев сильное течение ушла в открытое море.
 
Вскоре Прин и его экипаж вернулись в Германию, где их встречали как героев. Это был впечатляющий успех - пробраться в логово британского флота, потопить крупный линкор и безнаказанно уйти. Гитлер был доволен, он даже прислал самолет, чтобы доставить команду подлодки в Берлин, где их встречали восторженные толпы.
 
По возвращению немецкой подлодки на базу, заработала пропагандистская машина нацистов. Выступал Гитлер, вручая медали. Был снят и показан кинофильм, написаны и опубликованы воспоминания. В 1939 году нацистская Германия нуждалась в героях, она развязала войну, в которой большинство не надеялось победить, и любой, кто совершил выдающийся поступок, становился знаменитостью.
 
В Британии события той ночи постепенно реконструировались по рассказам выживших и статям из немецкой прессы. Тысячи людей оплакивали потерю мужей, отцов и сыновей. И в Адмиралтействе начался поиск ответов на вопрос - почему оборона Скапа-Флоу оказалась не эффективной. Вскоре следственная комиссия нашла 11 маршрутов, по которым вражеская субмарина могла пройти в гавань мимо противолодочных сетей и по проливам лишь частично перекрытыми блокшивами. Комиссия установила, что местные офицеры предупреждали о недостатках Скапа-Флоу, но при подготовке к войне это не сочли приоритетом. Только после объявления войны Адмиралтейство приказало принять дополнительные меры. Парадоксально, но два судна направленные в качестве блокшивов были затоплены подлодками, а третье должны были затопить там, где прошла U-47, но судно прибыло через несколько часов после гибели линкора «HMS Royal Oak».
 
От выводов следственной комиссии пострадал лишь один человек - адмирал Уилфред Френч командующий Оркнейскими и Шотландскими островами. Он занял свой пост за неделю до объявления войны. Он просил 15 патрульных кораблей, чтобы обеспечить безопасность гавани, но во время гибели линкора их было лишь два. Он стал «козлом отпущения», его отправили в запас, а фактически уволили. Скапа-Флоу укрепили новыми орудиями, сетями, дозорными и патрульными судами и с огромными расходами восточные проливы навсегда были перекрыты бетонными дамбами, которые назвали барьерами Черчилля в честь первого лорда адмиралтейства.
 
Гибель линкора «HMS Royal Oak» стало самой большой потерей юнг в истории военно-морского флота. Но у флота не было времени на скорбь. Вторая Мировая война перешла в самую опасную фазу, и флот был строго намерен сыграть свою роль.
 
Гюнтер Прин потопивший 31 корабль не дожил до конца войны, шансы были против него, как и против всех немецких подводников. Через 15 месяцев после гибели «HMS Royal Oak» U-47 атаковало конвой в Северной Атлантике, где ее потопил глубоководной бомбой эсминец «HMS Wolverine». Прин оставил свои мемуары о своем знаменитом походе, которые после войны были опубликованы в Британии под названием «Мой путь в Скапа-Флоу». К удивлению всех кто там был, он писал, что он торпедировал два корабля. Расхождений с известными фактами было так много, что некоторые пришли к выводу, что Прин просто не был в гавани. За этим последовал всплеск теории о заговоре. Говорили, что линкор «HMS Royal Oak» взорвали вражеские агенты. Что же касается мемуаров, они были написаны литературным подельщиком, который приукрасил правду, чтобы вызвать у юных нацистов желание подрожать герою подводнику.
 
Из 833 погибших на линкоре были найдены тела лишь 26. Их доставили на остров Хой и похоронили на кладбище моряков, в 40 км от места гибели корабля. Сегодня останки линкора в Скапа-Флоу официальная братская могила, лежащая на глубине 30 метров. Каждый год водолазы ВМС Великобритании проводят уникальную церемонию, поднимая над останками линкора белый вымпел в память о 833 моряках, морских пехотинцев и мальчиков погибших в ту холодную октябрьскую ночь.

Комментарии (0)

avatar