Корабельный
портал korabley.net

Становление военных кораблей

15.11.2013
5269
0


Бесспорно военно-морские США самые сильные в мире, а эсминцы класса «Арли Берк» одни из символов военного превосходства, но они не выглядят устрашающе, но, как известно, внешность обманчива.

Технологии, согласно которым разрабатываются такие военные корабли, служат одной цели, снабдить корабли как можно большей военной мощью, причем эти технологии постоянно развиваются, так что в будущем мы увидим более совершенные боевые машины, а вчерашний день военного кораблестроения уже история.

Начало XIX века стало началом новой эры. Революция сделала Америку независимой от Англии, а Франция стала республикой. Революционный дух повел армию Наполеона далеко за границы своей страны. Так в 1805 году она была уже готова вторгнуться в Британию, но между наполеоном и Европой на пути стоял английский флот, который не собирался сдаваться без боя.

Флоты двух ведущих морских держав должны были встретиться у мыса Трафальгар. С одной стороны парусные корабли Испании и Франции, с другой английский флот. Было ясно, что на кону стоит очень многое. Однако французы собирались поймать ветер, атаковать британские передовые силы и после непродолжительного боя убраться восвояси. Естественно, что после такого столкновения потери будут как с одной, так и другой стороны, поэтому каждая держава хотела увидеть свой военный флот целым и невредимым.

Адмирал Нельсон понимал, какая опасность угрожает его стране и знал, что должен делать - разгромить врага, уничтожить флот неважно какой ценой. Он знал, что ключ к успеху заключается во вклинивании во вражеские порядки и навязывании противнику ближнего боя. И он использовал это.

Французы надеялись, что обстреляют английские парусные корабли издалека, однако в тот день французский флот был уничтожен. Великобритания стала распоряжаться морскими просторами по своему усмотрению, а Франция больше никогда не нападала на англичан с моря.

Победа в Трафальгарском сражении стала поистине знаковой и переломной, а таких побед немного в истории войн. То, что сделал адмирал Нельсон, было тактической хитростью в эпоху технологической стабильности. Его флагманскому кораблю «HMS Victory» на момент битвы было 40 лет, но он все равно был одним из лучших в своем деле.

Военный корабль «HMS Victory» эпохи Нельсона был новейшей технической разработкой, и последним достижением конструкторской мысли того времени. Они включали - вооружение, способностью ходить при любых погодных условиях, возможностью уходить в море на многие месяцы (автономность), благодаря, хорошо рассчитанным запасам провизии и тому, как эта провизия распределялась между членами команды.

Все это делало такие военные корабли, как «HMS Victory» абсолютным верхом изобретательской мысли и сделать что-то лучше не представляло возможности. Во время Трафальгарской битвы военные корабли показали себя с наилучшей стороны. Казалось, что они не нуждались в усовершенствовании, но перемены были неизбежны, так как начиналась новая революция - промышленность.



Век машин естественно не мог обойти внимание такую отрасль, как военное кораблестроение. В Париже за несколько лет до Трафальгарского сражения, американец из города Ланкастер, штат Пенсильвания, пытался убедить французское правительство, что новые технологии могут помочь французам победить своих извечных противников. Его звали - Роберт Фултон. Он считал, что это патриотично продавать оружие тому, кто пытается свергнуть гегемонию Британии на море.

Как конструктор Фултон обладал большим воображением, но не всегда практичным. Например, он предлагал ввести в действие подводные пушки, но зато ему удалось пустить по Сене лодку с паровым двигателем. Он не был новатором, не был инженером, он даже не придумывал новые технологии, он просто брал идеи других людей и воплощал их в жизнь. Так получались машины, которые действительно функционировали, но его не интересовали технологии, не интересовали двигатели и все такое. Что его действительно интересовало - это прибыль и успех. Однако идеи Фултона может, и не были практичны, зато они несли смерть: мины, торпеды и даже подводная лодка.

Британцы наблюдали за конструктором с озабоченностью, и понимали, что он может родить идею, которая их потом и погубит, поэтому заплатили несколько больше и переманили на свою сторону. Французское правительство не слушало его, он так и не смог достучаться до Наполеона, ему не понравились чертежи. Британцам они также не очень понравились, однако зная, что он работает на них, они могли чувствовать себя спокойно, потому что он не кому не мог причинить вреда.

Так Роберт Фултон и жил в Англии пока тяжелые времена не прошли. Вскоре угроза войны перестала быть актуальной, и его отпустили обратно домой. Однако конструктор вернулся в Америку, не с пустыми руками. Англичане, которые запрещали вывоз каких-либо технологий зарубеж, расплатились с ним лицензией на экспорт оборудования. Первое, что он сделал, купил новое оборудование, и перевез его из Англии в Америку в Нью-Йорк. Затем построил там док и сконструировал пароход, который сейчас известен как «Клермонт» - первое коммерческое успешное паровое судно в мире.



Когда началась война 1812 года, Роберт Фултон незамедлительно объявил себя американским патриотом. Он знал, что оборона Нью-Йоркской гавани будет затруднительна существовавшими на то время кораблями, поэтому он разработал военный корабль с двумя корпусами и гребными колесами между ними. Выглядело судно, по крайней мере, устрашающе - на борту размещалась батарея из 30 пушек, обшивка была толщиной 1,5 м, а при работающей паровой машине этот корабль мог развивать скорость до 7 узлов. Фултон наконец-то добился признания в свое стране с бравым военным кораблем, который на 30 лет опережал все другие разработки того времени. Сегодня ВМС США являются одними из самых могущественных в мире. Это позволяет Америке властвовать над мировым океаном.



Но после Трафальгарской битвы все было по-другому. Америка имела совсем небольшой флот. К тому времени их берега постоянно патрулировали британские корабли, а порты зачастую просто блокировали. В 1812 году это привело к войне. Побережье Америки охраняли фрегаты - быстрые однопалубные парусные корабли, которых на тот момент в стране было только шесть. Они выигрывали бой за боем и завоевали себе репутацию отличных кораблей. Репутацию, которая привела их к одному из самых известных боев того времени, который стал переломным моментом в истории военных кораблей.



1 июля 1813 года в американских водах шел британский фрегат. Его орудия были в готовности, он явно искал столкновения. Это был фрегат «HMS Shannon», капитан которого Филипп Вербрукт был человеком, посветившим всю свою жизнь разработке пушек. Он специально обучал своих людей, как правильно стрелять из них. Недалеко от Бостона он вызвал на бой равный по силам американский 38-пушечный фрегат « USS Chesapeake». Англичане ненадолго оставили свою основную функцию по патрулированию прибрежных вод и вызвали американский корабль и его команду на морской бой. Они предложили сразиться один на один, как джентльмены. Капитан американского военного корабля Джеймс Лоуренс принял вызов и вышел на бой. Филипп Вербрукт уже пять лет ждал этого морского боя. За короткий срок всего 11 минут фрегат «USS Chesapeake» был разгромлен и захвачен в плен.

Достижение Филиппа Вербрукта было выдающимся. Правильно расставленные орудия в умелых руках оказались грозным оружием. Сочетание умения и техники стало основой всех современных систем.

Английское господство на море раздражало другие страны. Франция тоже пыталась найти ответ силы британского флота. Французы искали ответ на вопрос как соперничать с флотом, который лучше их, и который может разгромить их в любой момент.



Возможный выход из ситуации предложил военный генерал Анри Поксанс, который знал, что такое обычная гаубица и какой урон она способна причинить врагу. Он предложил вместо пушечных ядер использовать что-то более разрушительное. Секретом было обычное ядро диаметром 20 см, но внутри полое. Именно это было более разрушительным для корабля, оно летело и взрывалось при ударе о борт корабля противника. Вскоре новые орудия Поксанса стали на вооружение во всех флотах, и даже на британских кораблях. Однако во Франции они не были популярны: французы боялись, что при взятии в плен противник узнает, что они стреляли разрывными ядрами и сразу всех повесят, а также часто ядра взрывались прямо в стволе, и что самое плохое на зарядку требовалось больше времени.

Таким образом, моряки теряли много времени, притом, что они раньше тратили считанные секунды, чтобы зарядить снаряд в ствол обычный литой снаряд. Офицерам тоже не нравилась эта техника. Всем хотелось, чтобы новые технологии применялись не для таких кровавых изобретений, например, усовершенствовать военные корабли, поставив на них паровые машины.

Корабль под парусом мог достичь любой точки Земного шара, месяцами дрейфуя в море, а паровые двигатели занимали много места на корабле и требовали угля, запасы которого нужно было иметь на борту. Но все-таки появились в истории кораблестроения паровые машины и механики, которые их обслуживали. Машинное отделение занимало центральную часть корабля, поэтому вооружение приходилось устанавливать на нос и корму. Все понимали, что паровое судно не в состоянии нести вооружение равное по мощи парусных кораблей. Колесный пароход так и не стал основой флота морских держав.



Нужно было придумать, что-то новое. И идеальным решением стала идея переместить двигатель в другое место, под ватерлинию как говорится от греха подальше. Прорывом в кораблестроении стало изобретение гребного винта. Первый образец гребного винта изобрел Френсис Пети Смит, который случайно натолкнулся на положительный эффект от «укорочения» винта Архимеда. Во время испытаний изобретения на одной из рек инженер зацепил винтом бревно, в результате чего устройство стало меньше в два раза. Но к удивлению конструктора винт стал крутиться быстрее. Смиту помогал Джон Эрикссон, который принес миру также немало открытий. Он создал собственный пароход, который испытал на воде. На судне было два гребных винта, лопасти которого вращались в противоположные стороны относительно друг друга.

В 1836 году они запатентовали свое изобретение. Френсис Пети Смит нашел инвесторов и был готов начать производство, но у Эрикссона в чужой стране не было, ни друзей, ни денег. Адмиралтейство, которое понимало эффективность нового винта, тут же организовали соревнования винтового судна и колесного парохода. В перетягивании каната между двумя разными по типу движителя кораблями победило винтовое судно.

У Эрикссона начались сложные времена, пока его не пригласили в США, где он заключил контракт на постройку первого винтового фрегата для американского флота.

Вдвоем Пети Смит и Эрикссону удалось добиться встречи с командующим ВМС Абелем Абшуром, который убедил правительство на переоборудование флота на винтовые корабли и выделении для этой реформы денег.



Это «USS Princeton», не только первый в США военный корабль с винтовым движителем, но и первый во всем мире. Он был практически идеален по всем параметрам. Эрикссон установил на борту экспериментальную пушку, которую изготовил по собственному проекту.

Корабль «USS Princeton» был предметом всенародной гордости и всеобщего внимания. Абель Абшур собственнолично посетил корабль, но все закончилось трагедией. Чтобы развлечь публику, из корабельного орудия было произведено несколько выстрелов, и ядро последнего вместо того, чтобы полететь в реку разорвалось в стволе. Несколько человек погибло, в том числе и адмирал Абшур. После этого случая Эрикссон разочаровался в военно-морском флоте. С тех пор он не имел с американским флотом никаких дел.



Между тем в Европе произошли события, которые всколыхнули весь мир. 13 ноября 1853 года близ Турецкого порта Синоп на Черном море 6 русских кораблей обстреляли эскадру турецких фрегатов разрывными ядрами. Деревянный флот сгорел дотла. Турки не знали, как спастись от разрывных ядер. Артиллерия достигла такого уровня, что не оставалось такого корабля, который нельзя было уничтожить пушками.

В 1854 году началась Крымская война. Великобритания, Турция и Франция объединились и всем своим флотом пошли на Россию. Русские же продемонстрировали эффективность своей артиллерии, поэтому союзники поняли, что атаковать наземные сооружения с моря очень рискованно. В связи с этим руководством было принято решение на бронирование кораблей. Впервые в мире бронированные французские корабли появились у русской границы недалеко от Кинберна. Они были малоподвижными, но могли обстреливать наземные позиции с приличного расстояния.

французский броненосец «Лаглуа»


Русские к своему изумлению увидели черепахо-подобные военные корабли, с которыми практически ничего нельзя было сделать. Это были плавающие крепости. Ядра просто отскакивали от обшивки французских кораблей. Крымская война стала своего рода испытательным полигоном для новых военных технологий. Броня оказалась надежной, да и паровые машины хорошо себя проявили. Уже сам факт, что британские военные корабли так далеко сражались от своей родины, уже само по себе внушало доверие.

После победы в Крыму, Франция и Англия снова стали соперниками, ввязавшись за новую гонку вооружений. Французы стали впереди, когда главным конструктором военного флота стал Станислав Дюпюи де Ломе. Он предложил новые идеи, а противники боялись, что скоро последует нападение, и оказались правы. Французы разработали новый корабль на основе броненосца, который был использован в Крымскую кампанию. Только теперь он стал больше в размерах и представлял, куда большую опасность.

Броненосец назывался «Лаглуа» и был построен в 1859 году. Корабль считался новым словом в военном кораблестроении. Первый в мире броненосец, корпус которого хотя и был сделан из дуба, все же имел металлическую обшивку толщиной более 10 мм. Она проходила по всему борту выше ватерлинии и даже закрывала палубу. Корабль работал на паровых машинах, но на крайний случай имел и паруса.

английский броненосец «HMS Warrior»


В Англии соорудили подобный корабль «HMS Warrior», который мог самостоятельно потопить целый флот противника. Наполеон III называл его «черной змеей». Он знал, на что этот корабль способен. Но «HMS Warrior» был в два раза больше броненосца «Лаглуа», с паровыми машинами в 5 тысяч л.с. самыми мощными в мире, на то время. На нем было столько запаса угля, что он мог пройти 4000 км на скорости 11 узлов. А максимальная скорость хода составляла 14 узлов. Когда паровая машина не работала, 10-тонный винт поднимался из воды, и корабль мог идти под парусами, не теряя при этом скорости. Он превосходил все корабли в мире, в том числе и в вооружении. Хотя на нем была только одна палуба с пушками, но орудия были очень мощными. Стреляли 30 кг и 50 кг ядрами. Впервые на этом корабле были применены пушки с затворами, которые изобрел Вильям Армстронг.

броненосец конфедератов «CSS Virginia»




В США ситуация была тяжелейшей. Страну разрывала кровопролитная гражданская война между севером и югом. Часто эту войну называют первой среди современных, так как в ней проявился весь технический потенциал военных инженеров. Железные дороги и реки играли ключевую роль в ведении боевых действий. Джон Эрикссон вновь оказался востребованным.

Благодаря разведке правительству северян стало известно, что конфедераты восстановили корабль, который был списан за ненадобностью. В 1861 году, он был переделан в броненосец «Вирджиния».

Северяне должны были ответить достойно, и Эрикссон предложил революционную идею сделать деревянный корабль, работающий на паровом двигателе, и сидящий так низко, что все его помещения, должны были находиться ниже уровня воды. Наверху должна была остаться лишь вращающаяся башня. В самой башне должны были помещаться две 11 миллиметровые пушки.

Северный флот был в опасности, и корабль патрулировал границу, отделявшую север от юга. Хотя у конфедератов был довольно большой флот, северяне не ожидали, что те могут провести массированное наступление с моря. Днем 8 марта 1862 года корабль «Вирджиния» пересек залив Чесапик. Он показался монстром против деревянных маленький кораблей северян. Броненосец «Вирджиния» пошел в наступление. Первым на дно пошел «Камберленд» с сотнями матросов на борту. Следующий на очереди должен был быть корабль «Конгресс». Он вспыхнул, как спичка когда по нему вели огонь зажигательные снарядами, а от «Вирджинии» ядра отскакивали. Фрегат «Конгресс» тоже пошел ко дну, шансов спастись не было, все было кончено.

С наступлением ночи броненосец «Вирджиния» вернулся обратно, чтобы начать новую атаку с утра. Весть об этой бойне достигла президента Линкольна. Он был очень удручен, но той же ночью в залив пришло новое судно Эрикссона, которое осталось ждать корабль южан. 9 марта 1862 года впервые в истории морских сражений должны были сойтись борт о борт два бронированных корабля «Вирджиния» южан и «Монитор» северян.

броненосец «Монитор» северян


морской бой первых броненосцев


«Монитор» Эрикссона занял позицию между «Вирджинией» и «Миннесотой» северян. Имея преимущество в скорости, небольшой корабль стал досаждать гиганту, обстреливая его с короткой дистанции. Через 4 часа «Вирджиния» отступила. Северяне сохранили свои позиции и остались в заливе. Броненосцу южан так и не удалось навязать свою стратегию кораблю северян.

С точки зрения тактики это была победа северян, так как они не потеряли ни одного корабля, но стратегически это была ничья.

Джон Эрикссон стал настоящим героем, так как в Америке еще долго продолжали строить такие военные корабли, которые весьма неплохо себя зарекомендовали во время гражданской войны. Изобретение Эриксона навсегда изменило взгляд современников на морскую оборону, а в последствие привело к реформе военных флотов во всем мире. С тех пор уже ни у кого не было сомнений, что тяжелый корабль с металлической обшивкой способен победить в бою.

Комментарии (0)

avatar