Корабельный
портал korabley.net

Противоборство кораблей

08.02.2014
6620
0


Во второй половине 80-х годов прошлого столетия в истории ВМФ СССР произошел необычный случай, связанный с противостоянием двух военных кораблей ВМФ СССР и ВМС США в Черном море. К счастью, инцидент завершился мирным исходом, хотя военного конфликта казалось не избежать.

В конце 80-х годов на границе СССР военные всего мира, а прежде всего США начали вести свою игру - непрямые бои и столкновения, похожие на провокации. Сотни случаев, когда кораблями и самолётами имитировали прямое нападение. Десятки раз за год нарушались государственные границы. Среди них выделяется, пожалуй, самый интересный. Два корабля и два командира, которые скоро поставят мир на грань катастрофы, в то время ещё даже не догадывались о существовании друг друга.

Первый, только что построенный американский ракетный крейсер «USS Yorktown» (CG 48), имеет на борту самые современные крылатые ракеты, мощные торпеды, и множество точных орудий. Каждый отсек герметичен. Крейсер может действовать даже в условиях ядерной войны, когда вместо воздуха - радиоактивная пыль. Внутри корабля самые важные агрегаты находятся в подвешенном состоянии при помощи хитроумной системы. Одним словом не простой корабль - идеальный воин.

Второй, советский сторожевой корабль проекта 1135 «Беззаветный» только что вернувшийся из полугодового плавания - основной советский работяга мирового океана. Команда СКР «Беззаветный» имела самодельный бассейн, но системы защиты от ядерного взрыва нет. Вооружен не хуже заокеанского военного корабля: и торпеды, и пушки и крылатые ракеты.

Решение встретиться этим кораблям, было принято в малом зале администрации на Красной площади, в Москве, в бывшем зале заседаний политбюро. За год до этих событий слово на совете с генеральным секретарем М. Горбачёвым держал главком военно-морского флота - Владимир Чернявин. Суть его выступления сводилась к простой мысли - надо проучить супостата. Дать достойный ответ на возможную провокацию на море. Стрелять нельзя, но предлагалось создавать препятствия на пути следования кораблей, вплоть до опасного маневрирования, а дальше, если не подействует - навал - легкое, но не двусмысленное соприкосновение.

Долго ждать не пришлось. В феврале 1988 года идеальный воин - крейсер УРО «USS Yorktown» и приданный эсминец «USS Caron» появились в Черном море. Разведка сообщила, что это тот самый случай. На перехвате уже дежурили сторожевой корабль «Беззаветный» и для второго американского корабля - СКР-6.

Если сравнить технические характеристики участвующих с двух сторон кораблей, то видим следующее: военно-морские силы США: крейсер УРО «USS Yorktown» (CG-48) - водоизмещение - 9600 тонн, длина - 173 м. Эсминец «USS CARON» (DD-970) - водоизмещение 9200 тонн, длина - 172 м. Военно-морские силы СССР: СКР «Беззаветный» - водоизмещение 3200 тонн, длина - 123 м, СКР-6 - водоизмещение 1140 тонн, длина - 83 м. Тут преимущество американцев видно даже неспециалисту.

В отдельных случаях можно заходить в территориальные воды без приглашения, это так называемое право мирного прохода, чем американцы и воспользовались. Но оно не подразумевает работы в полную мощность радиоэлектронного оборудования. Одним словом это была юридическая карусель - начало большой драки. Советские корабли постоянно телеграфировали: ваш курс ведет к пересечению, в случае буду вынужден… Американцы в ответ: мы ничего не нарушаем. В какой-то момент граница оказалась перейденной.

Командир «Беззаветный» капитан 2 ранга Богдашин стоя на мостике, доложил о ситуации в Москву. На что получил команду: сблизиться и произвести действия по вытеснению нарушителя. Со стороны неспециалисту это может показаться чистым самоубийством. Американец больше «Беззаветного» в три раза, стрелять нельзя, что ещё можно было придумать? Ни в одной академии, ни в одном флоте мира, ни один командир со времён первых пароходов не стоял перед такой задачей. Навал - это очень опасно и по военно-морским законам официально значит: слушай, я тебя в последний раз по-хорошему прошу. На корабле раздалась боевая тревога и команда «Беззаветного» и СКР-6 шли умирать. У американцев было ощущение, что им просто угрожают, и ничего делать не станут. Но улыбок на лицах американских моряков поубавилось.





Когда СКР «Беззаветный» притерся к борту американского крейсера, то корабль отскочил, как теннисный мячик, и отскочил крайне неудачно. Нос корабля ушел резко влево, а корму стало заносить точно на корму американского крейсера. И тогда командир решил вывести корабль из заноса. В результате нос «Беззаветного» врезался в борт американца со всей своей пролетарской нелюбовью, под идеальным, как потом выяснится, углом. Взгромоздившись на корму советский сторожевик, стал медленно сползать в море, круша всё на своём пути. Вывешенный заранее для большего ущерба якорь, стал по сути булавой. Перелетев над головами американских моряков, никого не задев лишь чудом, своими железными лапами он начал рвать палубу американца. На вертолётной площадке снесло все леера, в щепки разнесло трап, разрушены пусковые установки. Наконец якорная цепь лопнула, и якорь улетел в море.

Американцы не верили глазам - это было на самом деле, это были не учения. Время как будто замерло, но потом в памяти всплыло, что в течение нескольких секунд, пока корабли шли, сцепившись, командир противовоздушного комплекса пытался, накинуть петлю на контейнер американской крылатой ракеты «Гарпун».

В тот же десяток секунд, загнавший молодых матросов внутрь торпедист, от греха подальше засучив рукава, демонстративно надувал воздух в торпедные аппараты - это одна из операций по их подготовке к запуску.

На американском корабле старшине Марку Уотсу - артиллеристу передали ключи от арсенала с 44 ракетами, и дали команду снять блокировку со всех ракет.

Эсминец «USS CARON» не обращая внимания на бросающийся на него второй советский сторожевик, начал притирать СКР «Беззаветный» слева. При соотношении масс кораблей стало ясно, что советский военный корабль лопнул бы, как яичная скорлупа, но командир Богдашин отдал приказ прибавить ход и вырывается из клещей. Эсминец в догонялки играть не стал, он прикрыл раненный бок собрата, прикрыв его и от третьей атаки.

Американцы покинули территориальные воды Советского Союза. Военные корабли тоже возвратились на базу - в Севастополь буквально на одном крыле: пробоина в борту, сорваны муфты двигателя, полностью разворочена гидроакустическая антенна. Флагманский штурман флота еле успел впихнуть в руки командира «Беззаветного» папку с донесениями, как того тут же самолётом отправили в Москву. Но прилетев в столицу, на ковер Богдашина вызывать не спешили.



Позже стало ясно крейсер «Йорктаун» в результате столкновения полгода не вылезал из ремонта, а его действия стали предметом пристального разбора на уровне Министерства иностранных дел. Результатом стало согласование правил мореплавания, более того, американские военные взяли на себя обязательство не повторять подобных действий. А Богдашину тогда пришлось продать свой автомобиль, чтобы покрасить боевой корабль.

Поскольку оба американских корабля действовали по приказу правительства, для участников не было никаких негативных последствий. Но начался сбор материалов - киносъёмок, фото и так далее, чтобы представить всё это русской стороне, потому, что Америка хотела подавать иск и получить компенсацию за пострадавшие корабли.

Советских моряков переполняла гордость за их корабль, мал да удал. Экипаж защищал Родину независимо от правящего режима и руководящих лиц страны. СКР «Беззаветный» был списан и распилен, оставшись в человеческой памяти преданного экипажа.

Комментарии (0)

avatar