Корабельный
портал korabley.net

Подлодка на скалах

06.08.2012
9510
0


За свою многовековую историю Россия и Швеция множество раз воевали между собой. Это были крупные многолетние конфликты с десятками тысяч убитых и раненых и короткие вооруженные противостояния, оканчивающие одним сражением. В сознании человека далекого от истории Швеция перестала быть серьезным соперником для России в 1721 году сразу после поражения в Великой Северной войне. Однако мало кто знает, что две державы продолжали регулярно воевать друг с другом до конца XIX века и еще меньше известно о том, что осенью 1981 года Советский Союз и Швеция стояли на пороге новой войны.

Для жителей небольшого острова Турумшер на юге Швеции день 28 октября 1981 года начался также же? как и все предыдущие. Но это утро было необычным для нескольких рыбаков, которые в проливе между мелкими островками могли видеть стальной корпус подлодки? на котором виднелся флаг Советского Военно-морского флота. Каким же образом советская субмарина оказалась у берегов иностранного государства.



В начале 80-х годов прошлого века отношения между СССР и Швецией можно было назвать почти идеальными. Придерживаясь нейтралитета, Швеция не входила в НАТО, что позволяло ей проводить самостоятельную политику, не оглядываясь на соседей по западной Европе, поголовно состоящих в североатлантическом альянсе. Конец 70-х, начало 80-х годов можно назвать холодной дипломатической войной между СССР и Западом. На фоне такого поведения западных держав визит короля Швеции Карла XVI Густава в 1978 году выглядел как настоящий дипломатический прорыв. В 1980 году Швеция не стала игнорировать участие в Олимпиаде-80 в Москве, в отличии от западных соседей.

В начале октября 1981 года дизель-электрическая подлодка Балтийского флота С-363 проекта 613 (бортовой номер 137) под командованием капитана 3 ранга Анатолия Гущина вышла из военно-морской базы Палдиски, Эстонская ССР на боевую службу. Дежурство в море сроком один месяц должно было завершиться за два дня до 64 годовщины Октябрьской революции. Это был типичный боевой выход. Подлодка С-363 должна была нести дежурство в квадрате восточнее датского острова Борнхольм с заданием уничтожить, имеющимся комплектом торпед отряд боевых кораблей.

Рассказывать о первом этапе похода до захода подлодки на плановую стоянку в польский порт Свиноуйсьце по сути нечего. Все шло штатно и без происшествий. 17 октября подлодка С-363 снова вышла в море. Тот же маршрут, тот же район патрулирования, те же задачи, но ровно сутки спустя произошло ЧП. Ночью весь экипаж лодки услышал, как по корпусу заскрежетал металл. Впоследствии было определено, что подлодка зацепила рыбацкий трал, который повредил стекло ветроотбойника, сорвал несколько деталей на рубке и свернул рамку радионавигатора.

Сейчас стоит сделать небольшое отступление, чтобы можно было понять причины дальнейших событий. Командир лодки Анатолий Гущин не был на борту своей подводной лодке первым по званию и по должности. Формально как офицер Гущин подчинялся начальнику штаба бригады подводных лодок капитану 2 ранга Аврукевичу Иосифу Федоровичу, который пошел в этот поход в качестве наставника, очень молодого подводника Гущина.

Скорее всего, из-за отсутствия достаточного опыта командир подлодки допустил свою главную ошибку, которая привела к негативным последствиям. Гущин не решился, как положено, действовать в таких ситуациях, доложить в штаб флота о ЧП, и вернуться на базу. Но поход продолжился, после чего произошло то, что никто не мог предвидеть.

Неполадки в оборудовании, полная профнепригодность штурмана, который с трудом знал азы штурманского дела, давление на командира подлодки со стороны старшего по должности и званию привели к тому, что на подлодке не знали, где они реально находятся. Через восемь дней после происшествия с тралом субмарина была на расстоянии 53 морских миль от предполагаемого места нахождения.

27 октября 1981 года подлодка С-363 в надводном положении шла в ночь, гремя дизелями. Это были последние спокойные минуты экипажа. По какому-то мистическому совпадению подлодка вслепую следовала по секретному фарватеру шведских ВМС, который составлял всего 12 метров. Мелкие каменистые островки, разбросанные по сторонам, в темноте с ходовой рубки казались непонятными темными пятнами. В 21:57 по корпусу подлодки протянулся протяженный скрежет. На скорости 7 узлов подлодка выскочила на камни прибрежной отмели.



28 октября 1981 года остров Турумшер, Швеция. Всю ночь экипаж лодки предпринимал отчаянные попытки сняться с банки. Но когда стало понятно, что своими силами подводную лодку с камней снять не удастся, над рубкой был поднят советский флаг военно-морского флота.

О происшествии было доложено начальнику штаба Военно-Морской базы Карлскруна капитану 2 ранга Карлу Андерссону, который немедленно отправился к подлодке. Поднявшись на рубку, на немецком языке он попросил переговорить с капитаном. Командир лодки провел Андерссона в кают-компанию и предложил «флотского чая». За столом обстановка несколько разрядилась и начальник штаба ВМБ дружелюбно предложил советским подводникам помощь, отправив субмарину домой не поднимая шума. Но информация о советской подлодке ушла в Стокгольм и вызвала среди военно-политического руководства Швеции шок. После чего настало время активных действий, а в штабе Балтийского флота, наконец, осознали, где находится подводная лодка С-363.



Инцидент с подлодкой был из ряда вон выходящим событием, ведь только что успешно закончились учения «Запад-81», в которых принимали участие все западные военные округа СССР, Балтийский флот и флоты стран варшавского договора. На маневрах была продемонстрирована вся мощь западного блока, а запад внимательно следил за всеми событиями, и посадка С-363 на мель в шведских водах вполне могла стать детонатором крупного европейского конфликта.

Подводники допустили ошибку, но у шведов не было причин ее усугублять. И пока дипломаты пытались «нащупать» пути выхода из сложившейся ситуации, события стала стремительно ухудшаться. На помощь С-363 вышла эскадра Балтийского флота во главе с большим противолодочным кораблем «Образцовый». Все понимали, что вход эскадры в территориальные воды Швеции это мировой скандал, тем не менее, флот был на это готов.

Сейчас спустя 31 год это может показаться недоразумением, но в 1981 году накал страстей достигал своего апогея. Главнокомандующий Вооруженных Сил Швеции получил приказ держать границу на замке и батареи береговой артиллерии готовили всерьез открыть огонь по советским военным кораблям в случае нарушения границы, но эскадра остановилась.

К тому времени, когда советские корабли подошли к шведской границе, напряжение достигло своего пика. Шведам стало известно, что на подлодке С-363 находятся ядерные боеприпасы и это позволило выдвинуть Советскому Союзу новые обвинения. Швеция объявила сборы резервистов, а пограничная охрана была заменена командой морских пехотинцев с полным комплектом вооружения.



Скорее всего, 1 ноября 1981 года стоит считать переломным днем в этом конфликте. Решение о политическом урегулировании было принято на самом высшем уровне, причем шведское правительство в отличие от своих оппонентов постоянно находилось под огнем критики со стороны шведской общественности. Масла в огонь подливали и средства массовой информации. Под влиянием СМИ благожелательный настрой шведов по отношению к СССР быстро испарился, но, все же, здравый смысл возобладал.

1 ноября 1981 года советский МИД получил от шведского посла в Москве условия освобождения подлодки, где было сказано следующее:

- СССР должен принести извинения за вторжение;
- оплатить все расходы по спасению субмарины (5 миллионов шведских крон или 1 миллион рублей);
- снимать подлодку с банки будет шведское аварийно-спасательное судно;
- командир подлодки и офицеры должны быть допрошены шведской стороной.

Советский Союз безоговорочно принял первые три пункта, а самый унизительный тоже был принят, но с поправкой - командир субмарины будет опрошен. Тем не менее, несмотря на значительные уступки, Балтийский флот поступал по принципу «Хочешь мира - готовься к войне». На случай осложнения обстановки к кораблям эскадры, продолжавшим маневрирование в нейтральных водах присоединился еще один эсминец, два малых противолодочных корабля, и один сторожевой корабль, но это была лишь перестраховка.

На следующий день правительство Швеции дало расширенную пресс-конференцию, подведя итог недельного стояния подлодки С-363 на камнях. После которой 5 ноября 1981 года шведы приняли решение стащить лодку с мели, вывести ее в нейтральные воды и передать для дальнейшей буксировки кораблям советского военно-морского флота.

Утром 6 ноября в 08:00 буксир вывел подлодку в открытое море, и через 30 минут советская субмарина пересекла территориальные воды Швеции. Через двое суток 8 ноября 1981 года поход субмарины С-363 завершился в Лиепае.

Как только подводная лодка пришвартовалась к причалу, офицеры были отправлены в штаб, где начала работу комиссия по расследованию инцидента. Мичманов и матросов опрашивали прямо на борту.

Итогом работы специальной комиссии стало увольнение капитана 2 рангу Иосифа Аврукевича из состава Советского Военно-морского флота, командир подлодки С-363 Анатолий Гущин был снят с должности и направлен для дальнейшего прохождения службы в береговую часть. Остальной экипаж «шведского комсомольца» именно так прозвали подлодку флотские острословы, никакого наказания не понес. Начальник штаба военно-морской базы Карлскруна был отстранен и переведен на нижестоящую должность.

Инцидент с подлодкой не утихает до сих пор, некоторые военные специалисты считают, что у советской подлодки все же была секретная миссия.

Комментарии (0)

avatar