Корабельный
портал korabley.net

Пароход «Britannia» или открытие Трансатлантической линии

22.02.2010
12562
0



Более века назад создавались самые быстрые и самые элегантные пассажирские суда для плаваний в водах Атлантического океана, и именно здесь зародилась и развивалась ожесточенная борьба за Голубую ленту (Blue Riband) - вначале символический приз, а позднее серебряный кубок, присуждаемый тому лайнеру, который побеждал на марафонской дистанции между Европой и Северной Америкой. В этой бескомпромиссной борьбе лайнеры сталкивались с другими судами, садились на камни, разбивались об айсберги, так как в жестокой гонке капитаны не могли уменьшить скорость или обойти опасный район. Поэтому история Голубой ленты - это скорбный перечень людей и кораблей, нашедших свою гибель в пучинах Атлантического океана.

Чтобы начать рассказ свой рассказ о судьбе парохода «Britannia» пожалуй, правильным будет упомянуть имя его создателя Samuel Cunard.

В городе Галифакс, Северная Америка в бедной хижине на берегу моря в 1787 году родился Samuel Cunard. Чтобы заработать на хлеб он с ранних лет торговал кофе, специями и разносил почту. Скопив немного денег, Cunard купил свою первую парусную шхуну «Waite Auk» и с 1808 года начал совершать на ней каботажные рейсы. Дела пошли на лад и уже к 1812 году Samuel владел уже целым флотом состоявший из 40 парусников.

Samuel Cunard

Располагая изрядным капиталом Samuel Cunard начал вкладывать деньги в любые предприятия, которые обещали принести прибыль: в лесное дело, в добычу угля, производство кирпича и т. п. Прекрасные коммерческие способности, удивительное чувство конъюнктуры, природный ум и трезвый расчет - все это принесло свои плоды. К пятидесяти годам Samuel Cunard был мультимиллионером, счастливым отцом семи дочек и двух сыновей. Казалось, все можно уходить на покой и наслаждаться жизнью, не искушая судьбу ненужным риском. Но тогда он бы не был Samuel Cunard. Его кипучая энергия настоятельно требовала выхода, и он стал искать новое большое дело.

В 1831 году во время спуска на воду очередного парохода Samuel Cunard произнес слова ставшие его девизом, а точнее лозунгом его компании: «Паровые суда, хорошо построенные и с хорошим экипажем, могли бы уходить и приходить с такой же точностью, как и поезда на суше». И вот спустя восемь лет, достигнув вершин в своем бизнесе, Samuel Cunard садится на пароход и отправляется в Европу, в Лондон, чтобы убедить лордов Адмиралтейства в том, что он Samuel Cunard, сможет организовать регулярную перевозку почты из Европы в Америку и обратно.

В Лондоне, на площади Пиккадилли, этот несгибаемый человек, которого называли «Наполеон бизнеса» арендовал контору и предложил построить океанские суда с мощностью силовых машин не менее 300 л. с., для перевозки почты из Англии в Галифакс дважды в месяц, причем первый из них будет построен 1 мая 1840 году. Samuel Cunard также предложил участие лучшему специалисту того времени по изготовлению паровых машин Robert Napier. Его машины были отменного качества и самые надежные в мире.

Два энтузиаста парового судоходства без труда нашли общий язык и добились полного взаимопонимания. Robert Napier обязался поставить Samuel Cunard паровые машины для трех пассажирских судов по цене 32000 фунтов стерлингов за одну машину. Но при всех богатствах Samuel Cunard и уступчивости Robert Napier новому предприятию требовались дополнительные капиталы. В дело были вовлечены их друзья Джордж Бернс и Дэвид Макивера. Общие вложения составляли 325000 фунтов. В 1839 году вновь созданная компания заключила контракт с правительством Англии на перевозку почты через Атлантический океан, за что Адмиралтейство обязывалось выплачивать компании 60000 фунтов в год.

Samuel Cunard считал, что для обеспечения двух рейсов в месяц ему потребуется все три парохода, но Адмиралтейство настояло на постройке четырех судов, увеличив при этом ежегодную субсидию компании до 80000 фунтов.

5 февраля 1840 года на верфи «Robert Duncan & Company» в Шотландии состоялся торжественный спуск на воду первенца почтовой компании - парохода, получившего имя «Britannia». Вслед за этим морским судном были построены однотипные пароходы «Acadia», «Caledonia» и «Columbia». Пароходы компании «British & North American Royal Mail Steam Packet Company» были предназначены для плавания из Ливерпуля в Бостон с заходом в Галифакс, доставляя пассажиров и почту Ее Величества. Так 4 июля 1840 года произошло знаменательное событие - родилась первая Трансатлантическая пароходная линия, которая по сей день ежегодно отмечается по обеим сторонам Атлантики.

А в морскую историю навсегда вписано имя Samuel Cunard - человека, который поверил в пароход и сделал его послушным средством для регулярной связи между Европой и Америкой. В 1859 году за выдающиеся заслуги в развитии трансатлантического судоходства Samuel Cunard получил рыцарский титул, а после его смерти в 1865 году компания стала называться «Cunard Line» и под этим именем она существует и сегодня.

Владелец компании «British & North American Royal Mail Steam Packet Company» коренным образом изменил атмосферу на своих морских судах. На пароходах «Britannia», «Acadia», «Caledonia» и «Columbia» категорически было запрещено капитанам применять телесные наказания. На них работали высоко дисциплинированные и прекрасно обученные моряки. Штурманы должны были вести свои суда с высокой скоростью, но с максимумом предосторожностей.

Пароход «Britannia» был небольшим. Тем не менее, во всем Ливерпуле не нашлось подходящего причала для швартовки судна, и посадку пассажиров пришлось производить на рейде, с катера.

По традиции парусных пакетботов пароход «Britannia» был двухпалубным. На верхней палубе находились каюты офицеров, камбуз, пекарня, крошечное курительное помещение и ... стойло для коровы. На главной палубе размещались пассажирские каюты: в корме - первого класса просторные, хорошо вентилируемые; в носу - второго класса, а также два обеденных салона. Треть длины судна занимали паровая машина и котлы.

Итак, 4 июля 1840 года в 14:00 в ветреный пасмурный день пароход «Britannia» вышел из Ливерпуля по реке Мерсей в свой первый рейс, взяв курс в открытое море. На борту помимо почтового груза находилось 63 пассажира. Среди них был и сам Samuel Cunard с дочерью Анной. Это был тонкий ход - мудрый бизнесмен на личном примере показывал, что плавание на пароходе «Britannia» настолько безопасно, что судну доверена жизнь владельца и его любимой дочери.

Капитан корабля Henry Woodruff, выполняя волю Samuel Cunard, вел судно с предельной осторожностью, не решаясь пустить паровую машину на полную мощность. И соответственно результат перехода был довольно скромным 14 суток 8 часов, включая семичасовую стоянку в Галифаксе. Тем не менее, в Бостоне пароход встретили с восторгом. Был устроен фестиваль, шествие мэров, иностранных консулов и политических деятелей, гремели оркестры. В честь основателя новой трансатлантической линии был устроен банкет, длившийся пять часов.

Компанию сравнивали с маятником, пароходы которого неизменно работали, как часы и именно это стало причиной того, что компания «Cunard Line» оказалась единственной организацией, которая в условиях жесточайшей конкуренции сумела не только выжить, но и донести свои традиции до наших дней.

Возвращаясь из Бостона в Ливерпуль, капитан и владелец судна чувствовали себя несравненно увереннее. Пароход «Britannia» шел на полной скорости 10,98 узла и сразу побил все прежние достижения судов, пройдя дистанцию за 9 дней, 21 час, 44 минуты. Этот рекорд был побит 11 мая 1842 года пароходом «Great Western».

первый трансатлантический лайнер - пароход «Britannia»









«Britannia» во льдах


Мир был глубоко потрясен, и имя Samuel Cunard прогремело в Европе и Америке. В январе 1842 года на борту парохода «Britannia» побывал молодой английский журналист и будущий писатель Charles Dickens, который в своих рассказах про Америку, описывал свои впечатления на морском судне: его багаж втискивали в каюту, так как жирафа в цветочный горшок, а обеденный салон он сравнил с катафалком с окнами.

Так же как и на трансатлантические парусники, мясо и молоко брали на пароход «Britannia» в первозданном виде: в грубо сколоченных деревянных ящиках, беспорядочно громоздившихся на палубе. По всему судну кудахтали куры, кричали утки, гуси, индюки, метались из угла в угол кролики. В загоне блеяли овцы и хрюкали свиньи, обреченные на съедение во время плавания. Неподалеку флегматично жевала жвачку корова - поставщица молока для детей и больных. Во время шторма, когда волны гуляли по палубе, многие представители «корабельной фауны» захлебывались, и их направляли на камбуз вне очереди. Под перевернутыми шлюпками хранились свежие овощи. Получив полное впечатление от парохода, обратно журналист возвращался уже на типичном парусном пакетботе - одного рейса на паровом судне будущему писателю хватило надолго.

В судьбе парохода «Britannia» есть место одной истории, которая произошла с ним в Бостоне зимой 1844 года. В том году зима просто сорвалась с тормозов. Акваторию порта сковал лед толщина которого достигала 2 метров. Лед был настолько толстым и прочным, что хлопок и другие грузы подвозили по ледовому покрову на телегах.

1 февраля пароход «Britannia» должен был выйти в очередной рейс в порт Ливерпуль, но об этом нельзя было и подумать. И тогда горожане вышли на помощь пароходу. Первоначально плугами, запряженными лошадьми прорезали две борозды глубиной 20 см, а потом пилами вырезали плиты размерами 20 на 30 м. Эти «айсберги» зацепляли крюками и с помощью лошадей загоняли под ледовый покров. Когда лошадей не хватало, впрягались люди по 50 человек на одну льдину.

Жители Бостона работали как одержимые и за два дня и две ночи прорубили канал длиной 7 миль и шириной 30 метров. Пароход «Britannia» вышел вовремя, а когда участникам этой колоссальной работы была предложена немалая сумма денег, те гордо отказались, сказав, что это они сделали для поддержания престижа и процветания своего города.

За первый этап своей морской жизни лайнер «Britannia» совершил 40 рейсов через Атлантический океан, после чего в марте 1849 года был продан новым владельцам «German Federation Navy». Под названием «Barbarossa» и уже с девятью орудиями на борту в 1852 году корабль вошел в состав военно-морского флота Пруссии, где служил до 1880 года. Закончилась судьба парохода «Britannia» в качестве плавучей мишени для торпед, которые тогда еще только разрабатывались.

И кто знает может, благодаря первому пароходу «Britannia» компании «Cunard» германские торпеды обрели достаточную разрушительную силу и точность, что позволило немецким подводным лодкам в годы первой мировой войны потопить немало мирных судов и среди которых океанский лайнер «Lusitania».

Технические данные парохода «Britannia»:
Длина - 62 м;
Ширина - 10 м;
Осадка - 6,4 м;
Водоизмещение - 1135 тонн;
Силовая установка - один двухцилиндровый паровой двигатель Robert Napier;
Скорость - 9 узлов;
Мощность - 740 л. с.;
Гребное колесо - 2;
Количество мачт - 3;
Количество пассажиров - 115 человек;
Экипаж - 82 человека;

Комментарии (0)

avatar