Корабельный
портал korabley.net

Малогабаритные подлодки «М»

27.11.2013
7906
0
малая советская подлодка М-55 в Севастополе


В сентябре 1941 года советско-германский фронт неуклонно смещался на восток. Полностью оккупированные Прибалтийские республики и Белоруссия находились в разгаре сражения за Украину. Германия всеми силами стремилась реализовать план «Барбаросса», однако его все чаще приходилось корректировать.

Вермахт резко замедлил темп продвижения на суше, а Кригсмарине до сих пор не установил контроль на морских фарватерах в акваториях СССР. На море обстановка менялась ежедневно, морской бой, воздушные атаки, артиллерийские канонады, высадка десанта. Бои шли на Черном море, на Балтике и в водах Северного моря.

Рано утром 26 сентября 1941 года из пункта базирования Северного военно-мосркого флота Полярный в боевой поход вышла подводная лодка М-171. Через два дня она получила задание, в котором сообщалось о транспортных судах противника в районе залива Петсамо в Беринговом море. Пройти по узкому горлу залива было рискованным шагом, но командир решился. Ведь его лодка могла проскочить буквально сквозь игольное ушко. Подводники не ошиблись - немцы не заметили самую маленькую субмарину советского флота. Вскоре малютка двумя торпедами потопила два корабля противника.

Вся история создания субмарин всегда была связана с увеличением мощности, боезапаса, дальности и соответствующих размеров подводных лодок, однако увлекшись масштабами, кораблестроители забывали о задачах требующих как раз малой размерности. Отправляя подлодки в дальние походы, советские флотоводцы не думали о гротах и узких проливах, о движениях в шхерах или на малых глубинах.

Малые подлодки выступили в бой с первых же дней войны и действовали не очень успешно. 16 августа 1941 года М-174 прорвалась на базу врага Лиинахамари. По словам подводников, торпеда была выпущена прямо у причала.

Порт Лиинахамари был главной базой для вывоза никеля. К тому же находясь на передовом рубеже оккупированной Норвегии, он был задействован для борьбы с конвоями союзников следующих в СССР. Не удивительно, что Лиинахамари стал целью Советского ВМФ.

Гавань была превращена в мощный укреп район. Прорваться сюда было трудно, а немцы считали что и невозможно. Система обороны Лиинахамари и залива состояла из 4 береговых батарей 150 мм и 210 мм орудий и 20 батарей 88 мм зенитных орудий ПВО, оборудованных для стрельбы по наземным и морским целям.

11 августа 1941 года в Лиинахамари через Петсамо проскочила малая подлодка Георгия Егорова - впоследствии адмирал флота. Она прямо на рейде потопила вражеский транспорт. Сам Егоров объяснял свою удачу конструктивными особенностями субмарины. Ширина извилистого залива, по которому он подобрался к немцам, составляла всего от 1 до 1,5 км. Противник установил мины по центру фарватера, не предполагая, что у русских есть возможность обойти боезаряды и проскользнуть фактически у самих скал.

У подводных лодок «Малютка» ширина составляла всего 3,1 м, а длина 44,5 м. Соответственно было ограничено и вооружение подлодки, всего 2 торпеды и перед рубкой 45 мм орудие. Советские подводники шутили, что плавают на трубе с пушкой.

подлодка проекта 6 бис «Малютка»


 

Решение о создании подлодок малого водоизмещения было принято в начале 30-х годов. 20 марта 1932 года Реввоенсовет СССР утвердил проект конструктора Алексея Николаевича Асафова. Через 5 месяцев, 29 августа на Николаевской верфи была заложена головная подлодка. Уже в 1933 году начались интенсивные испытания малых субмарин. Инженеры выявили ряд недостатков и в августе того же года было принято решение о постройке 20 малых подлодок по улучшенному проекту.

Подлодки проекта 6бис получили электрическое управление носовыми горизонтальными рулями, систему быстрого погружения, новый гребной винт и измененное очертание кормы. Однако и эти субмарины оставляли желать лучшего. Прежде всего, подводников не устраивала скорость подлодок, вместимость и навигационное оборудование.

Усовершенствованные «Малютки» 12 серии стали наиболее удачной конструктивной разработкой малогабаритных подводных лодок и производились массово. Новые субмарины были на 4,5 м длиннее образцов предыдущей серии, более мощные аккумуляторные батареи, дизельный и электрический двигатели, повысили подводную скорость до 15 км/час, надводную до 26 км/час. Подлодки получили современное для того времени навигационное оборудование, а также имели большие корабельные запасы, подводное водоизмещение увеличилось на 50 тонн. Это позволило также повысить возможности по высадке и приема с побережья групп десантников и разведчиков. Дальность плавания достигал 625 км в надводном положении и 200 км в подводном положении. Погружаться субмарина могла на 60 м, автономность плавания 10 суток. Прочный корпус новых малогабаритных подводных лодок был разделен переборками на 6 отсеков: торпедный, носовой, центральный, аккумуляторный, дизельный и электромоторный. Для приема главного балласта предназначались 3 бортовые и 2 концевые цистерны при отсутствии палубных.

подводная лодка типа «М»


Долгое время немцы не могли определить, с каким подводным противником имеют дело. Но небольшие субмарины накладывали отпечаток и на службу советских подводников. Экипаж подлодок типа «М» составлял всего 21 человек, но в проходах даже двоим было не разойтись. Боевую вахту на «Малютках» несли по 4 часа и в две смены. Многие должности были совмещены. Так торпедисты зачастую были коками. Пищу на малых лодках для экономии электроэнергии готовили ночью, когда в надводном положении дизели заряжали аккумуляторные батареи. Служить в маленьком коллективе и стесненном замкнутом пространстве было сложно. Спальных мест было 10, поэтому вопрос сплоченности и подбора коллектива перед командиром стоял на первом месте. Сослуживцы в процессе военно-морской службы должны были стать друзьями.



Слаженность экипажа стало решающим условием успешных действий лодки. Все лучшие свои качества малогабаритные советские подлодки сумели проявить во время того самого сентябрьского похода в Петсамо, когда две торпеды нашли две цели. Но успешная атака была лишь началом испытания для субмарины и экипажа. Выпустив две торпеды, подлодка едва не обнаружила себя, боцман с трудом удержал ее под водой с помощью горизонтальных рулей.

 

На обратном курсе М- 171 вдруг потеряла управление, она попала в противолодочную металлическую сеть, которую немцы установили на входе в бухту. Командир понял, что угодил в подводную кольчугу, дал команду на задний ход. На подлодке сначала медленно, а потом больше рос дифферент на нос, возникла угроза пожара. Командир, все отлично видя, продолжал движение задним ходом. С большим трудом субмарина освободилась от сетей, но стал вопрос, как прорваться вперед. Нужно было спешить, и командир собрал экипаж, чтобы услышать мнение каждого. Единогласно было принято решение пройти под водой прямо по верхней кромке сетей. В результате задев ее только килем, подлодка вырвалась из западни. Когда противник это понял, преследовать подлодку было бесполезно, командир изменил курс, и субмарина уверенно оторвалась от погони.

Настроение у моряков было приподнятым, ведь любой противник «Малютки» был гораздо больше, гораздо мощнее ее, поэтому каждая победа этих субмарин ценилась особо. При входе на базу каждая лодка стреляла из орудия. На Северном флоте был принят такой ритуал, который вошел как традиция. Подводная лодка, потопившая корабль противника входила в гавань и возвещала о том, что она возвращается с победой выстрелами из пушки по количеству потопленных судов.

 

В мае 1942 года еще одна малая подводная лодка совершила еще один не менее дерзкий маневр в водах Заполярья. Находясь в свободной охоте, недалеко от Варангер-фьорда подводники обнаружили немецкий конвой. Два транспортных судна шли под охраной восьми сторожевиков, что уже подразумевало о важности груза. К сожалению, у советских подводников к этому времени практически сели аккумуляторные батареи, заряда оставалась на 1 час работы под водой. Командир мог отказаться от атаки, но не таковы были советские морские офицеры. Подводники решили поднырнуть под корабли охранения и всплыть между ними и транспортными судами. «Малютка» вынырнула всего в 400 метров от ближайшего сторожевого корабля противника. Моряки еще успели заметить, что немцы на мостике что-то высматривали на горизонте, не обращая внимания на море за другим бортом. Залп и боевой счет малых лодок пополнился очередным потопленным кораблем противника.

Благодаря своей конструкции лодка «Малютка» успела уйти под воду быстрее, чем немцы опомнились от взрывов торпед. Последующие преследования результатов противнику не принесло. Подводники сумели отойти к берегам, где располагались советские батареи, под их огнем противник вынужден был отступить.

В советском флоте на лодках типа «М» был установлен фантастический рекорд погружений. Сделал это Александр Маринеско - легендарный подводник скрыл лодку под водой всего за 19,5 секунд, тогда как по нормативам на это отводилось 35 секунд. К слову накануне Великой Отечественной войны подлодка М-95 Маринеско была признана лучшей на Балтийском флоте. Это звание малая субмарина подтвердила уже 22 июля 1941 года, когда отправила на дно вражеский корабль водоизмещением 7 тысяч тонн. Через год в августе 1942 года о Маринеско вновь заговорил весь флот, на этот раз его «Малютка» потопила немецкий транспорт. За этот поход офицеров наградили орденом Ленина. Но когда он уехал на учебу в Военно-морскую академию лодка М-96 погибла. Маринеско долго переживал, считая, что с ним экипаж мог бы уцелеть. Очень больно терять сразу 20 боевых товарищей.

На Балтийском флоте лодкам типа «М» пришлось нелегко. Вермахт довольно быстро захватил большинство советских портов. Радиус действия субмарин был сильно ограничен, поэтому они несли существенные потери. Из 9 балтийских «Малюток» выжило только две. Первая подлодка погибла здесь уже на второй день войны. Неподалеку от Риги М-78 смертельно торпедировала немецкая подлодка U-144. В Лиепае морякам самим пришлось взорвать М-71 и М-80, стоявшие здесь на ремонте.

малая подводная лодка М-174


В 1944 года на севере порт Лиинапамари, как и весь район Петсамо вошли в состав Мурманской области СССР. «Малютки» лодки малого радиуса действия на удаленных коммуникация противника успешно охотиться не могли. Их решено было отправить с севера на Черное море, причем транспортировали по железной дороге. Такой уникальный способ передислокации субмарин, стал одной из причин их активного строительства в СССР.

В 30-х годах напряженные отношения с Японией потребовали резко усилить молодой советский Тихоокеанский флот. Токио обладал серьезными военно-морскими силами. У Москвы же на Дальнем Востоке не было чем ответить на потенциальный удар в море. Времени наладить на удаленных верфях выпуск современных кораблей и подводных лодок тоже не было. И тогда подлодки решили доставлять в готовом виде сухопутным транспортом через всю страну. Поэтому многие параметры подводных лодок типа «Малютка» были ограничены еще и возможностями железной дороги по перевозке крупногабаритных грузов. Опыт передислокации по стальным магистралям оказался как нельзя кстати в годы Великой Отечественной войны. Совершив сухопутный боевой поход из Мурманска, малые субмарины присоединились к «Малюткам» в Черном море. Здесь такие подлодки уже снискали славу мастеров ближнего боя. Наиболее результативной на южном морском театре оказалась лодка М-111. Она записала на свой счет транспорт «Теадорих», лихтеровоз «Хайнбург», два противолодочного корабля и два самоходных парома. Лодка провела под водой около 250 суток, совершила 37 боевых и четыре транспортных походов, больше чем все другие «Малютки».

В ноябре 1942 года лодка М-111 уходя от немецких кораблей охранения, встретилась с субмариной U-18. Германский челнок атаковал подлодку М-111 всеми торпедами, но промахнулся, советской малютке, к сожалению, нечем было ответить.

Лодка U-18 принадлежала к классу малых немецких подводных лодок. В Черном море «Малютки» впервые столкнулись с соперником своей весовой категории. Сюда противник перебросил 30-ю флотилию с местом базирования Констанца.

До прибытия североморских малогабаритных подводных лодок 30-я флотилия действовала довольно успешно, даже у Кавказских берегов. Однако северное подкрепление позволило черноморцам установить тотальный контроль над акваторией. Немецкие транспорты из-за возможных атак не могли выйти в море, а немецким подводным лодкам, как когда-то советским пришлось в итоге самим уничтожать свои субмарины. Так U-18, U-20 и U-23 были затоплены своими экипажами 10 сентября 1944 года у берегов Турции. Оставшиеся три субмарины флотилии пошли на дно в результате бомбожек Констанцы. В Черном море остались лишь советские малогабаритные лодки. В первых числах мая 1945 года в боевые походы отправились 14 малых советских субмарин типа «М». 9 мая им было предписано возвратиться в свои пункты постоянного базирования, так как служба на войне окончилась.

Похожие публикации:

Комментарии (0)

avatar