Корабельный
портал korabley.net

История самого успешного бизнесмена Америки

26.10.2012
4978
0
Корнелиус Вандербильт

Еще при жизни его имя было овеяно слухами и легендами. За глаза его называли не иначе как «Гудзонский волк» или «Выскочка». В принципе, так оно и было. Но на деле он сумел доказать, что Америка - страна неограниченных возможностей. Он не один раз шокировал высшие круги Америки и Европы своими, мягко говоря, экстравагантными выходками, этакой «простецкой вульгарностью» и жесткостью, даже в бизнесе. Неоднозначная и где-то даже одиозная фигура - Корнелиус Вандербильт.

Середина - конец XVIII века, время, когда Американский континент переживал бум эмиграции. Необъятные неосвоенные просторы Северной Америки манили многих жителей Старого Света новыми возможностями. И они, те, кто вел жалкое существование у себя на родине, срывались с насиженных мест, покупали билет и очертя голову отправлялись в далекое неведомое. И Америка принимала их: фермеров и мастеровых, выходцев из добропорядочных семей и последних пройдох, предоставляя всем одно право - начать жизнь с нуля.

Отец будущего финансового воротилы голландский фермер Вандербильт, пересек Атлантику в трюме грузового судна. После недолгих скитаний и поисков нового места жительства он, наконец, осел на острове Стейтен-Айленд в Гудзоновом заливе, где занялся фермерством и паромными перевозками. В мае 1794 года в семье Вандербильта родился мальчик, названный Корнелиусом. Отец, безусловно, любил сына, но согласно сложившейся традиции баловал редко. Семья не бедствовала, что позволило главе семейства отдать наследника в школу. Однако проучившись до одиннадцати лет и едва-едва научившись читать и писать, тот решил оставить обучение. Впоследствии, он, нисколько не жалея о принятом решении, говорил: «Если бы я учился, у меня не осталось бы времени ни на что другое!». Так начался трудовой путь длиною в семьдесят два года.

Сначала Корнелиус помогал отцу, осваивая азы фермерства и паромного дела. Через пять лет он попросил у матери сто долларов - немалую по тем временам сумму, и занялся собственным бизнесом. Все ожидали, что Корнелиус продолжит традицию и займется фермерством, но на деле оказалось, что выращивание репы, моркови и капусты юного Вандербильта совсем не привлекало. На одном из причалов Манхэттена он покупает подержанную двухмачтовую плоскодонку, основательно ремонтирует ее и начинает перевозить людей со Стейтен-Айленда на Манхэттен. Цены на его паром - всего 18 центов за билет. Вскоре либеральные цены и надежность перевозок принесли свои плоды, большинство пассажиров отдали предпочтение парому Вандербильта. Он работал без устали, перевозя пассажиров, не отказывается и от грузовых перевозок. В итоге спустя год Корнелиус отдает долг матери и у него остается еще 1000 долларов.

В 1812 году началась война между США и Великобританией, чем незамедлительно воспользовался Корнелиус Вандербильт. Он покупает шхуну и два больших каботажных бота и заключает с правительством США договор на доставку самых разнообразных грузов между Нью-Йорком и оборонительными фортами вокруг него. Монополия на перевозки приносит свои плоды достаточно быстро - капитал Вандербильта увеличивается с одной тысячи до девяти. Кроме того, он становится держателем акций каботажной компании, контролирующей все водное пространство вокруг Нью-Йорка. Однако в том же году судьба-злодейка преподнесла Вандербильту неприятный сюрприз в виде конкурентов.

На арене, вернее, водных просторах Гудзона, появились пароходы. Они не зависели от прихотей Розы ветров, были намного быстроходнее и надежнее парусников, не говоря уже о гребных судах. Быстро уловив преимущества технической новинки, Корнелиус распродает все свои суда и поступает в судоходную компанию Томаса Гиббонса капитаном. Единственная цель столь резкого изменения положения - с хозяина, на наемного рабочего - узнать новое дело, что называется, изнутри. Зная оборотливость Вандербильта, и ценя его опыт в коммерческих делах, глава копании назначает ему жалованье в 60 долларов. Что ж, нанимая на работу Вандербильта, Гиббонс нисколько не прогадал, тот в полной мере проявил себя как бизнесмен. Конкуренты Гиббонса, компания «Фултон-Левингстон», получившая монопольное право на все грузопассажирские перевозки по Гудзону и в районе Нью-Йорка в течение тридцати лет, установила относительно высокие цены на билеты. Недолго думая, Вандербильт начинает «пиратские» перевозки пассажиров на территории «противника» и предлагает пассажирам билеты по демпинговым ценам - в два-три раза дешевле, в среднем по 1-1,5 доллара. Если вы подумали о благотворительности, то оставьте. Вандербильт такого слова и не знал, и не воспринимал вовсе. Подвох, если так можно выразиться, заключался в том, что, попадая на судно компании Гиббонса, пассажир мог получить еду и выпивку с ценовой «накруткой» в четыре-пять раз. Таким образом, рейс себя более чем оправдывал.

Компания «Фултон-Левингстон» неоднократно подавала жалобы на разбойные действия Вандербильта, но получившие «на лапу» государственные чиновники никак «не могли» поймать нарушителя. В конце концов «Фултон-Левингстон» подала в суд на первопроходца-Вандербильта, и тому некоторое время пришлось скрываться от преследования полиции, одновременно «подмазывая» судебные власти Нью-Йорка. В результате суд принял решение о том, что монополия на перевозки является антиконституционной.

Урок на тему «не подмажешь - не поедешь» Корнелиус Вандербильт усвоил, а кроме того, став полноправным компаньоном Гиббонса, сумел получить и свой «кусок пирога». Первый шаг к «почетному» званию «Гудзонский волк» был сделан успешно.

К чести Вандельбильта, нужно заметить, что он держал ухо востро на всякого рода технические новшества. Когда в Пенсильвании нашли каменный уголь, стало понятно, что его использование гораздо выгоднее дров, кампания «Гибонс-Вандербильт» тут же перешла на этот вид топлива. Мало того, партнеры заключили с угледобытчиками сделку на эксклюзивное право его доставки в Нью-Йорк. А супруга Вандербильта не замедлила построить отель как раз посередине между Уилмингтоном, портом загрузки «черного золота» и Нью-Йорком, портом доставки. Угадать, где останавливались на отдых пассажиры компании «Гиббонс-Вандербильт», не предлагаю.

К 1829 году состояние Вандербильта составляло чуть больше 30000 долларов. Прикинув, что собранной суммы вполне хватит для начала собственного бизнеса, он решает перебраться в Нью-Йорк. Гиббонс всеми силами старался удержать компаньона, он предложил ему 50 процентов акций компании и повышение зарплаты втрое, однако Вандербильт был непреклонен. Обжившаяся в Нью-Джерси супруга Корнелиуса попыталась противиться переезду, но тот пресек все протесты, отправив ее на два месяца в пансион для умалишенных.

пароход «Cornelius Vanderbilt»


Едва появившись в Нью-Йорке, Вандербильт незамедлительно приступил к созданию собственной судоходной компании. По сходной цене он приобрел несколько судов и наладил сообщение между Нью-Йорком и Пикскиллом, сначала «подвинув», а затем и вовсе вытолкнув с рынка местного пароходного короля Дэниела Дрю. Метод выживания конкурента, был все тот же - демпинговая цена на билеты. Дрю продавал их по цене 1 доллар, тогда как Корнелиус предложил покупателям гораздо меньшую стоимость - 18 центов за место. Почувствовав вкус первой «крови», Вандербильт решил объявить войну Гудзонской Речной Ассоциации, наладив свою линию Нью-Йорк - Олбани с чисто символической ценой на билет в 1 доллар. Дирекция Гудзонской Речной Ассоциации предпочла откупиться от конкурента, предложив ему выплату в 100000 долларов единовременно и ежегодно по 50000 в течение 10 лет. На том дело и кончилось.

Случилось так, что в Калифорнии нашли золото. Нет, Вандербильт не стал золотодобытчиком, он предпочел «качать» его из золотоискателей. К концу тридцатых - началу сороковых годов XIX века на личном счету Гудзонского волка, а это прозвище теперь закрепилось за ним прочно, насчитывалось около полумиллиона долларов и более ста судов различного назначения. Старые источники, как и прежде, приносили доход, но это был уже, так сказать, пройденный этап. Жажда наживы не давала ему покоя. И однажды вечером после очередного прочухана своим служащим, Вандербильт стоял, смотря на карту. И вдруг его осенила идея: а не сократить ли путь до Калифорнии? Быстроходные клиперы и пароходы теряют массу времени, огибая Южную Америку. Плавание, хоть и не долгое, но опасное и утомительное. Некоторые компании, правда, разработали комбинированный маршрут: с восточного побережья США до Панамы - морем, затем двухнедельное путешествие по суше до тихоокеанского побережья, и, наконец, судами в Калифорнию.

«А что, если Панаму заменить на Никарагуа?! Так гораздо короче, а стало быть, быстрее! Кроме всего прочего, золотоискатели будут в несомненной выгоде: вместо теперешних 600 долларов, они будут платить только 400, и вот еще что: бесплатная доставка почты - явная выгода для всех. Нужно только договориться с правительством Никарагуа и проверить маршрут, воспользовавшись внутренними водными системами: озером Никарагуа и рекой Сан-Хуан».

На следующий день все сотрудники Вандербильта трудились над новым проектом босса. Через месяц новое предприятие дало первую прибыль. За два года работы судоходной линии США-Никарагуа-США, Корнелиус получил около трех миллионов долларов. Пора и отдохнуть. Тем паче пора показать этим европейским снобам-аристократам свою персону. Оставив пост президента компании «The Accessory Transit Company» на двух надежных людей: Чарльза Моргана и Корнелиуса Гаррисона, Вандербильт отбыл в Европу. Пока босс пребывал в Старом Свете, в его компании созревала крамола: на контакт с Морганом и Гаррисоном вышел некий экс-журналист, а по совместительству авантюрист и пройдоха Уильям Уокер, недавно вернувшийся из Центральной Африки. Там, в Африке, Уокер принимал участие в нескольких удачно проведенных правительственных переворотах. Вернувшись на родину, Уокер призадумался о компании Вандербильта. Морган и Гаррисон были согласны с данной точкой зрения целиком и полностью. Посредством ряда биржевых махинаций и не совсем законных афер, включая вооруженный заговор в Никарагуа, троица заговорщиков сместила законное правительство, а под шумок увела из-под контроля Вандербильта его собственную компанию.

Узнав о «проделках» доверенных лиц во главе с Уокером, Корнелиус пришел в дикую ярость: «Господа, вы посмели обмануть меня. Я не стану привлекать вас к суду, потому, что он слишком неповоротлив. Вместо этого я вас уничтожу! Ваш Корнелиус Вандербильт».

Сказано - сделано. Включив все рычаги политического влияния, Корнелиус Вандербильт срочно проводит переговоры с правительствами соседних с Никарагуа стран - Гондураса, Гватемалы и Коста-Рики. Не остаются без внимания, естественно, США, Мексика и Панама. После чего они дружно объявляют Никарагуа политическую и экономическую блокаду. Затем Вандербильт на собственные деньги нанимает и вооружает небольшую армию отъявленных головорезов, и при поддержке регулярной армии США наводит в Никарагуа порядок. Результат: акции и текущие счета «The Accessory Transit Company» арестованы и возвращены прежнему хозяину, Вандербильту. Теперь Корнелиус усвоил и этот урок - никому доверять нельзя. Вскоре после этих событий стало ясно: «золотая лихорадка» в Калифорнии идет на убыль. Выжав из линии США - Никарагуа - США все, что было можно, Гудзонский волк закрыл ее, обратив свое пристальное внимание на трансатлантические перевозки.

пароходы «Dean Richmond» и «Cornelius Vanderbilt» на реке Гудзон


Флот, которым Вандербильт располагал, был самым большим в мире, но для трансатлантических морских перевозок не подходил. Недолго раздумывая, Корнелиус приступил к строительству собственного океанского флота, венцом которого должен был стать огромный фешенебельный лайнер со «скромным» названием «Вандербильт». Выживание конкурентов с рынка трансатлантических перевозок проходило по старой испытанной схеме: предложить пассажирам лучшие условия при самых низких ценах. А потом, когда конкуренты начнут уходить с рынка, можно начать постепенное, почти незаметное поднятие цен на услуги. Клиент просто будет вынужден платить. Так оно и получилось - Вандербильт едва не вытеснил с рынка две самые крупные компании, пользовавшиеся крупными финансовыми субсидиями своих правительств. Американскую «Collins» и английскую «Cunard». Однако новый бизнес не принес былого удовольствия: конкуренты все еще оставались на плаву, в буквальном и переносном смысле, прибыль оказалась не столь высокой, как ожидалось. Словом, нужно было искать новые сферы применения сил и знаний. И в этом ему помог случай, сюжету которого мог бы позавидовать не один водевиль. Единственный сын Вандербильта Уильям-Генри судоходством не занимался. Его страстью и призванием были железные дороги и финансы. У этого безусловно одаренного человека была интересная судьба. Он не мог развернуться, постоянно находясь под давлением отца, у которого была железная воля, помноженная на отсутствие сентиментальной жалости. Причем это касалось всех, включая членов его собственной семьи. Все началось с того, что Уильям-Генри, не спрося даже совета отца, в девятнадцать лет женился. Разгневанный отец «сослал» его на Стэйтен-Айленд, на заброшенную ферму. Каково же было изумление Вандербильта-старшего, когда он, проверяя финансовую отчетность, обнаружил, что Генри за считанные годы сделал ферму высокоприбыльной, а деньги вложил в железнодорожные перевозки и разбогател. В результате отец простил сына. Вдобавок Вандербильт-младший оказался способным финансистом и организатором, удвоив свое и отцовское состояние. Впрочем, слава, как всегда досталась Вандербильту-старшему.

Итак, идея - паровоз - была найдена. Гудзонский волк отлично понимал, что для этого нужен большой капитал. Недолго думая, он распродает практически весь свой флот, в результате чего его личный счет достигает 40 миллионов долларов. Строительство новой империи - железнодорожной - Вандербильт начал с приобретения одной из самых крупных и перспективных компаний «Harlem Railroad». Затем он решил купить еще и «Hudson River Railroad», чтобы объединить их и получить контроль над ключевыми участками железнодорожного сообщения на восточном побережье. К 1869 году он объединил под своим началом железные дороги, общая капитализация которых возросла до 90 миллионов долларов. Однако в это же время здесь он потерпел самое крупное поражение в своей жизни. Вандербильт позарился еще и на компанию «Erie Railroad», приобретение которой обеспечило бы ему контроль над всеми железными дорогами от Нью-Йорка до Чикаго. Престарелый магнат недооценил тех, в чьих руках находилась компания, - фактическим ее владельцем был уже знакомый нам Дэниел Дрю, действовавший через своих молодых партнеров Джима Фиска и Джея Гулда. Последний, кстати, крупная фигура в истории американского бизнеса Гулд сколотил состояние на биржевых спекуляциях постоянно пребывал в центре многочисленных коррупционных скандалов. Кстати говоря, именно он позже основал знаменитую «Western Union», ставшую впоследствии крупнейшей телеграфной компанией мира. Вандербильт просто не ожидал, что новое поколение в лице партнеров Дрю даст ему столь серьезный отпор, действуя его же методами. Не помогли ни агрессивная скупка акций компании «Erie Railroad» с целью получения контрольного пакета, ни нападение нанятых Вандербильтом «бригад» на ее поезда. В первом случае его соперники, подкупив законодательные власти штата Нью-Джерси, осуществили незаконную дополнительную эмиссию - выбросили на рынок сто тысяч необеспеченных активами акций, на скупку которых у Вандербильта сил уже не хватило. А для защиты поездов и мостов Гулд не поскупился приобрести списанные армейские пушки и создать специальную боевую флотилию. Эта долгая война, которая вошла в историю американского бизнеса как «битва за Эри», закончилась мирным компромиссом - Вандербильт вышел из нее, потеряв всего 1,5 миллиона долларов. Фиск и Гулд сохранили контроль над железной дорогой, поставленной на грань банкротства.

И все же к концу жизни Вандербильт построил свою железнодорожную империю с совокупным капиталом более 150 миллионов долларов. Две трети из них принадлежали лично ему. «Битва за Эри» не прошла даром. Здоровье Корнелиуса Вандербильта было основательно подорвано. Кроме того Гудзонский волк чувствовал, что его все сильнее и сильнее теснят белее молодые «волчата» - техасские, оклахомские, калифорнийские, нью-йоркские.

первопроходец в судоходстве Америки Корнелиус Вандербильт


4 января 1877 года, легенда американского бизнеса Корнелиус Вандербильт скончался. Согласно последней воле усопшего, оставленные им 105 миллионов долларов были поделены следующим образом: Уильяму-Генри Вандербильту - роскошный особняк в Нью-Йорке, дом в Париже и 95 миллионов долларов. Остальным детям - недвижимость на Стейтен-Айленде и 9 миллионов долларов. Центральному университету - 1 миллион долларов; нью-йоркской протестантской церкви - 50 тысяч долларов. Самый богатый человек мира Корнелиус Вандербильт никогда не занимался благотворительностью, что в полной мере компенсировали его внуки и правнуки. В середине пятидесятых - начале шестидесятых годов прошлого века империя Вандербильтов прекратила свое существование.

Комментарии (0)

avatar