Корабельный
портал korabley.net

Битва дредноутов - часть 1

06.06.2014
4506
0

К началу XIX века Великобритания обладала самым мощным линейным флотом в истории, который господствовал на океанах всего мира.

В течение следующего столетия промышленная революция полностью преобразовала флот. От дерева, парусины и примитивных орудий в броню, скорость и огневую мощь. Линкор стал самым сложным и дорогим из всех существующих механизмов. Оружие, которое разделило мир на страны и империи. Линкор стал самым мощным вооружением и соответственно силой и могуществом нации. Выражением позиции среди других стран.

В 1906 году Великобритания нарушила мировую установку сил, спустив на воду самый мощный в мире линкор «Дредноут». Первый корабль с самыми мощными орудиями своего времени породил настоящую эпидемию, которая стала распространяться среди самых мощных мировых флотов мира.

Британия была захвачена очередной гонкой вооружений, которую сама же и спровоцировала. Драматическая игра на опережение, которое поставит мир на грань катастрофы и приведет к величайшему в истории противостоянию на море.

В начале XX века Британия казалась спокойной и уверенной в себе. Новый монарх Король Эдуард унаследовал от своей матери империю составляющая одну четвертую часть мира. Империя, которая чувствовала себя спокойно, и казалось, ничто не могло этого изменить в основном благодаря самому большому флоту линкоров. Самую большую угрозу Британии представляла растущая мощь промышленности Германии, которой правил кайзер Вильгельм II. Менее чем за 10 лет кайзер построил второй по величине в мире флот. Он сумел подготовить нацию к оспариванию устоявшего мнения господства Британии на море. Чтобы осознать создание мощного военно-морского флота его сторонники пытались всячески подчеркивать возможность военного конфликта с Англией. И точно также увеличивая свои военные расходы, Британия могла ссылаться на возможность военного конфликта с Германией. Вот одна из черт гонки вооружений - она создает угрозу войны.

В конце 1906 года сливки военного общества собрались на верфи Портсмута. Они прибыли, чтобы увидеть революционный ответ своей страны на Германскую угрозу - «HMS Dreadnought». Таким образом, равновесие сил было нарушено. Создав первый линкор с мощным вооружением, Великобритания надеялась прекратить военно-морскую гонку вооружений с Германией. Но риск был очень велик. Всего один уникальный в своем роде корабль делал все ранее сделанные уязвимыми даже его собственный боевые корабли. Таким образом, все остальные боевые корабли становились если не устаревшими, то менее эффективными, а у других стран разжигалось естественное желание не отстать. В мире тогда царила обстановка напряженности, которая только усилилась.

Император Германии отреагировал на появление дредноута негодованием. Появление «Дредноута» застало немцев врасплох. Впервые строительство корабля было окружено тайной. Теперь им оставалось следовать или таким же путем или осознать, что они проиграли гонку еще до ее начала. На то время руководил флотом адмирал Тирпиц, который увидел в появлении «Дредноута» не угрозу, а прогресс. Адмирал убедил кайзера и парламент в том, что гонку вооружений можно начать снова, причем почти на равных. Кайзер принял вызов и отдал распоряжение модернизировать германский флот при помощи дредноутов с мощным вооружением. Каждый год проходили пышные церемонии спуска на воду того или иного линкора с созвучным именем. Но адмирал Тирпиц считал, что лучше держать рот на замке и не распространять то, что собирался предпринять немецкий флот.

В начале 1908 года Британское адмиралтейство получило тревожную новость касательно немецкого кораблестроения - самая мощная промышленная компания построила новый завод по выпуску орудий для линкоров. Теперь в тайне велись закупки большого количества никеля - металл придающий твердость стальному сплаву крайне важный для производства орудий и брони. Компания на самом деле производила мощное орудие для дредноутов, причем еще не получив правительственного заказа и в очень больших количествах.

Адмирал Фишер предупредил, что Германия может строить больше дредноутов, чем заявлял кайзер. Однако либеральное правительство отрицательно отнеслось к требованию Фишера увеличить финансирование, чтобы не отстать. Нынешний премьер-министр пришел к власти с целью урезать военный бюджет в пользу социальных мероприятий. Но позиции Фишера укрепились, когда ближайшие союзники Германии Италия и Австрия, присоединились к гонке дредноутов. Не доверяя друг другу, Австрия и Италия начали строительство плавучих крепостей.

дредноут «SMS Tegetthoff»

С каждым спущенным на воду дредноутом увеличивалась угроза британского превосходства на море. Европа все ближе и ближе подходила к войне. Фишер решил сломить германский вызов подавляющими его ответными мерами, и первой ставкой стал «Дредноут». Следующий шаг должен был завести еще дальше и полностью сломить сопротивление на этот раз не качеством, а количеством. Он убедил правительство построить за один год восемь линкоров. Такие темпы Германия просто не могла себе позволить. Увеличив вдвое свою кораблестроительную программу, Королевский флот вновь продемонстрировал всему миру, что они готовы идти на все, чтобы обогнать любого противника. Однако у британского правительства имели место опасения, что германский флот их обманывал. Германия не строила больше кораблей, чем открыто заявлялось. Королевский флот одержал совершенно не нужную победу.

К 1911 году военно-морские опасения рассеялись на открытии мемориала Королеве Виктории, где кайзер Германии Вильгельм шел рядом с новым королем Британии Георгом V. Оба стали счастливыми дедушками. Событие избавило от соперничества двух империй. Спустя несколько месяцев первым лордом британского Адмиралтейства стал молодой деятельный политик Уинстон Черчилль. Он действовал в достаточно спорном стиле и решительно взялся за основу флота.

супер-дредноут «Куин Элизабет»

Главной заслугой Черчилля стало продвижение проекта и постройка супер-дредноутов класса «Куин Элизабет» - самых мощных в мире линкоров. Восемь 15 дюймовых орудий стали главным вооружением эпохи. Они выстреливали снаряд весом 900 кг на расстояние свыше 13 миль. Они стали первыми в мире линкорами потребляющие жидкое топливо. У Британии не было своей нефти. Ей пришлось выкупить долю нефтяного холдинга Персии, чтобы гарантировать поставки топлива на случай войны. И дни угля для линкоров были сочтены. Он выдавал присутствие корабля густым черным дымом, распространявшимся по горизонту.

В начале 1914 года скрыть накопленный потенциал Европы уже было нельзя. Германская военная машина под руководством Вильгельма Кайзера II была готова вести свою страну к войне. Еще в 1908 году Кайзер продемонстрировал свое стремление к войне, приказав расширить Кильский канал, чтобы он мог пропустить новый флот Германии. Решение расширить канал для прохождения дредноутов значительно увеличили возможности германского флота. В случае войны с англичанами если германский флот будет находиться на Балтике, то ему придется обходить Данию с севера, где сможет встретить и легко разбить Королевский британский флот. Расширение канала стало стратегической необходимостью. Так можно было использовать все условия для действия флота дредноутов. Так что это мероприятие носило, безусловно, военный характер.

В июне 1914 года канал снова начал действовать. Открытие стало праздником. На церемонии германский флот открытого моря приветствовал британскую эскадру, состоящую из 4 дредноутов и 3 крейсеров. В середине воскресного дня 28 июля 1914 года на борт корабля кайзера была доставлена срочная телеграмма, новости были страшными - друг Кайзера австрийский Франц Фердинанд был убит вместе со своей женой в столице Боснии, Сараево. Праздник в Киле был прерван. Корабли Королевского флота покинули воды Германии, чтобы занять свои позиции в случае войны. Уходя британские корабли отсемафорили коллегам дружественными жестами.

Выстрелы из одного пистолета на Балканах начали Первую мировую войну. Когда британские сапоги начали топтать бельгийскую землю, в ответ началась мобилизация в Британии. Если на суше правила смерть, то англичане и немцы знали, что победа или поражение состоится на море, причем в одном решающем сражении. Накануне боевых действий в британском Адмиралтействе приняли прозорливое решение перевести главную базу флота в Скапа-Флоу к северу от берегов Шотландии. В изолированной бухте продуваемой ветрами был собран самый мощный военный флот в истории. Тридцать три дредноута получат названия «Грандфлит», 4 быстроходных линейных крейсера проведут разведку впереди основных сил флота. Этот новый класс кораблей обладал тем же вооружением что и линкоры, но его скорость была увеличена за счет уменьшения брони. Его еще только предстояло проверить в войне на море. Множество вспомогательных судов, подводные лодки, миноносцы, эсминцы и крейсеры будут вести поиск кораблей, и завязывать морской бой, а также прикрывать во время главного сражения свои линкоры. Имея в своем распоряжении 177 боевых кораблей, Британия обладала ощутимым преимуществом над Германией приблизительно вдвое. Когда в 1914 году началась Первая мировая война никто не представлял себе характер главного морского сражения. И никто не знал, как будут действовать собранные вместе британские корабли. Никто не знал, смогут ли они вести огонь на заявленной дистанции. Каждый офицер военно-морского флота в мире ждал начала главного сражения на море. Уинстон Черчилль видел задачу в навязывании германскому флоту генерального сражения, и его уничтожение превосходящими силами линкоров и линейных крейсеров. Вместо того чтобы ввести блокаду вражеского побережья Черчилль ввел удаленную блокаду. Англичане сделали то, что от них не ожидал адмирал Тирпиц. Он полагал, что они будут действовать согласно старой морской традиции. Выдвинутся к германским военно-морским базам, начнут бой с флангов и уничтожат флот, пока он не успел подготовиться. Но они этого не сделали. Они наоборот отошли от побережья, что означало следующий шаг за немцами. А немцы не знали чем им отвечать.

Альфред Тирпиц выступал за решающее сражение с англичанами, хотя, по его мнению, кайзер слишком рано вступил в войну и флот очень сильно отставал от намеченного уровня. Он совсем не был готов к войне и понимал это и даже ни с кем не посоветовался. Первые потери Германии в войне на море оказали серьезное влияние на кайзера. Тысячи британских солдат перебрасывались через Ла-Манш во Францию. Адмиралтейство разработало отвлекающую операцию, чтобы обеспечить их безопасное «путешествие». Легкие силы королевского флота получили задание перехватить германские патрульные корабли у побережья в районе Гельголанда. Германские линкоры стали на якоре, а флотилия, состоящая из крейсеров и эсминцев, без поддержки шла прямиком в устроенную англичанами ловушку. Несмотря на подавляющее превосходство противника, германские крейсеры открыли огонь. После 4 часов беспорядочного боя подошла эскадра мощных британских линейных крейсеров. Три германских легких крейсера и один эсминец были потеряны, а с ними одна тысяча моряков. Для Германии удар по боевому духу превзошел потери в людях и кораблях. Кайзер отдал приказы, ограничивающие инициативы командиров и запретил флоту открытого моря покидать базы без его разрешения. С точки зрения войны на море эти решения стали катастрофой - ведь флот строился для войны с Великобританией и победой над ней. Это противоречило кодексу чести военных моряков, а также способствовало падению веры народа в свой флот. С кайзером в роли главнокомандующего, флот открытого моря с самого начала оказался в опасном положении.

С другой стороны королевский флот вступил в войну уверенный в своем командовании. Эскадрой линейных крейсеров командовал решительный вице-адмирал Дэвид Битти. После победы он сразу стал национальным героем. Для Уинстона Черчилля великолепные британские дредноуты и линейные крейсеры стали торжеством военно-морских сил в мировой истории. Но у немцев была козырная карта, с которой не сталкивался ни один британский адмирал - подводная лодка. За первые месяцы войны германские подлодки потопили 5 британских крейсеров и один дредноут. Ранние успехи подводных рейдеров стали для Британии предупреждением. Вместо ожидаемого в начале войны решающего сражения два самых мощных военных флота смотрели друг на друга через серые воды Северного моря и гадали - наступит ли их Трафальгарская битва.

Уинстон Черчилль был разочарован неудачной попыткой втягивания германского флота в бой. В феврале 1915 года он представил на рассмотрение военного совета оригинальный план. Он мог быть реализован в результате наступательных действий флота. Несколько недель назад Турция усилила позиции Германии, объявив войну союзникам, в отместку за притеснения со стороны Великобритании и Российской империи. Под руководством кайзера Турция готовилась к нападению на своего соседа Россию на Кавказе. Германский император предрекал, что Россия не сможет отвести войска с этого фронта, чтобы отразить Турецкий удар. И он оказался прав. Царь Николай обратился за помощью к Британии, чтобы нанести вместе удар по Турции, чтобы вторжение не состоялось. Черчилль выступил против сухопутной компании. Он сумел убедить военный совет отправить линейный флот через пролив Дарданеллы к турецкой столице Константинополь, и Турция выйдет из боя.

Военный совет приказал отправиться в пролив Дарданеллы линкор «HMS QUEEN ELIZABETH». Один из самых мощных в мире кораблей возглавил британскую эскадру, состоящую из 8 тяжелый крейсеров. Если все пройдет по плану, то военно-морская операция изменит ход военных действий. Но если поход линкора сорвется, то Германия и ее союзники получат серьезную поддержку в лице пропаганды. Четыре французских линкора прибыли из Алжира, чтобы присоединится к эскадре. Впервые после Трафальгарской битвы французские и английские корабли шли в бой, но уже как союзники. Тяжелые орудия кораблей открыли огонь по фортам Дарданеллы и Галлиполи. Проход должен быть обеспечен. В течение месяца они обстреливали турецкие укрепления, но все закончилось не удачей. Операция была прервана после того как треть кораблей была потоплена или повреждена ответным огнем турецких батарей или подорвалась на мине. Спустя 4 недели эскадра снова шла в бой - ее задаче было обеспечить решающую высадку войск в Галлиполи.

В одной из самых противоречивых кампаний войны союзники потеряли 300 тысяч солдат. Поражение в обеих кампаниях стало серьезной неудачей для Британии. В итоге Черчилля сняли с поста в Адмиралтействе.

Появление в Средиземном море германских подводных лодок с большим радиусом действия стало еще одной угрозой для Великобритании. После того как были потеряны два линкора, «Куин Элизабет» отозвали на базу. Германия не теряла надежду встретиться с британским флотом в этом решающем сражении, поэтому не могла себе позволить терять дредноуты от действия «подводных пиратов».

Тем временем подводная война вступила в еще более опасную стадию. В ответ на военно-морскую блокаду Британии своей страны адмирал Тирпиц объявил воды вокруг Британских островов зоной военных действий. Любые корабли, оказавшиеся там, будут потоплены без предупреждения. Однако потопление пассажирского лайнера «Лузитания» 7 мая 1915 года стало серьезным просчетом. Американский президент Вильсон стал оказывать давление на кайзера с тем, чтобы он прекратил подводную войну иначе нейтральная Америка вступит в войну против Германии. Разочарованный уступкой кайзера Адмирал Тирпиц ушел в отставку. Создатель немецкого флота решил, что с него довольно. Для флота это стало большим разочарованием и кораблям оставалось стоять на якоре в портах и ржаветь и кроме этого все постепенно теряли веру во флот. Когда командование флотом открытого моря принял адмирал Шеер, он решил, что пора действовать более агрессивно. Надо атаковать какую-то часть Грандфлита и потопить как можно больше кораблей, чтобы поднять боевой флаг в Северном море. 31 мая 1916 года флот открытого моря под командованием адмирала Шеера вышел в Северное море. 22 линкора, 11 линейных крейсеров и один миноносец вышли чтобы перехватить британскую эскадру. Два дня флот прочесывал море, проводя разведку. Шеер использовал аэростат и подводные лодки. Передовые соединения прочесывали подходы британского флота. Отрабатывались все данные обнаружения его присутствия. Он надеялся выманить какую-нибудь часть британских кораблей вступить в бой, а затем отступить, с целью нанести как можно больше потерь врагу. Подводные лодки находились в засаде у берегов в ожидании начала атаки, целью которых было потопление дредноутов.

Шеер не знал, что его план был известен англичанам еще две недели назад. При помощи захваченной шифровальной книги на королевском флоте прочитали радиограмму о выходе в море подводных лодок. 30 мая еще одна радиограмма подтверждала намерения Шеера выйти в море на следующее утро. Этого момента в Британии ждали почти два года. Английские корабли вышли на два часа раньше со своей базы, чем немецкие корабли. Тогда же эскадра британских линейных крейсеров под командованием адмирала Дэвида Битти вышла из Розайта. Британские корабли незамеченными прошли мимо занявших позиции немецких лодок. На них надеялись встретить британский флот открытого моря у западного побережья Ютландского полуострова. Это название навсегда останется в истории войны на море. В 14 часов 47 минут Битти приказал запустить гидроплан с авиатранспорта для поиска германского флота. Спустя полчаса противник был обнаружен. Впервые самолет принимал участие в действиях флота. Однако его усилия оказались напрасными. Радиограмма, предупреждающая корабли Битти так и не дошла до своего адресата. Теперь на германском флоте знали, что британская эскадра уже недалеко, и они думали, что это Грандфлит в полном составе. Германская разведка заметила на горизонте британские корабли в 15 часов 30 минут. Спустя 28 минут германская корабельная артиллерия продемонстрировала поразительную точность огня по вспомогательному судну Англии. Затем в течение получаса Битти потерял два из своих линейных крейсеров почти со всеми моряками. Несмотря на потери Битти сумел перехватить инициативу противника, и вынудило его начать преследование. Сбывался самый жуткий сон любого адмирала - поединок один на один с Грандфлитом. В 18 часов 44 самых мощных корабля в мире вступили в бой. В итоге блестящий маневр Шеера позволил ему отвести свои корабли. Но вскоре немецкий адмирал совершил неожиданный ход, он приказал выходить в атаку и развернул свои корабли на встречу Грандфлиту. Это можно было назвать самоубийством. Его флот открыл огонь из всех орудий. Все корабли одновременно открыли огонь. Мощность обстрела была просто не вероятной. Было выпущено не так много снарядов, но был причинен значительный ущерб противнику. Затем подошли миноносцы, которые выпустили торпеды и установили дымовую завесу. Шеер поднял сигнальный флаг с командой разворачиваться. Его корабли стали отходить под прикрытием торпед и дымовой завесы. Способность Шеера ориентироваться в гуще событий, а также желание вывести врага из равновесия спасло его от поражения.

Германские корабли пришли на базу, всем своим видом доказывая жестокость сражения. Немецкий флот потерял 2 линкора против 3 британских кораблей. Она могла гордиться превосходством инженерной мысли и артиллерией. Немецкая пресса трубила невероятную победу. Кайзер ликовал, а Шеер получил крест Германии. Но это была тактическая победа, но никак не стратегическая. Они забыли о своих потерях и преувеличивали британские.

Британия подтвердила свое превосходство. Ютландское сражение показало, что как и Трафальгарская битва противник высунув нос должен убраться восвояси, а Британия правит морями. Из общего числа погибших 8500 человек только 6000 были британские моряки. Несмотря на стратегическое положение эта битва принесла огромное разочарование британцам.

Кроме стратегического значения Ютландская битва продемонстрировала индустриальные возможности обеих держав. Линкоры являли собой то, что были в состоянии произвести эти страны. После Ютландского сражения Великобритания сохранила господство на море, однако битва дредноутов не завершило противостояние как предполагалось. В последующие месяцы, война расползалась по Земному шару, а военно-морские стратеги думали о грядущем сражении мощных боевых флотов. Но для тысячи погибших молодых моряков подчинявшихся приказам без надежды на спасение, триумф и поражение превратились в ледяное кладбище на дне океана.

Часть 2: Битва дредноутов

Комментарии (0)

avatar