Корабельный
портал korabley.net

Адмирал Головко

03.10.2012
7214
0


Адмирал Головко был одним из немногих, кто ослушался Сталина и ударил по немецким самолетам-разведчикам за 6 дней до начала войны. Годы репрессий вселили в людей страх перед органами НКВД, но он не испугался Берии, освободил заключенных, дал им оружие и послал на передовую.

Головко стал командующим северным военно-морским флотом в 34 года. Когда началась война, он не позволил врагу уничтожить вверенный ему флот и сделал все чтобы не пустить войска вермахта на Кольский полуостров. Восемьдесят пять раз он вручал «Золотую звезду Героя Советского Союза» краснофлотцам и офицерам, но сам так и не был удостоен этого высокого звания даже посмертно.

Командующий Амурской флотилии Арсений Григорьевич Головко приехал в Москву по распоряжению народного комиссара ВМФ Николая Кузнецова. В штабе он получил приказ ожидания вызова, и он ждал его 6 дней. Наконец ему сообщили, что он срочно должен явиться в Кремль к Сталину. Генералиссимус завел разговор о том, что на Северном флоте нет порядка, и что бывшие командующие только спорили с рыбаками, а дело стояло. Неожиданно Сталин спросил: «Значит, товарищ Головко берется за дело?». Арсений Григорьевич ответил, что постарается, но не знает, как у него получится. Так неожиданно для себя Арсений Головко стал командующим Северным флотом.

7 августа 1940 года Головко принял командование флотом. На то время основу военно-морского флота составляли эсминцы, которые нуждались в ремонте, а судоремонтной базы у Северного флота поблизости не было. Из 15 подводных лодок только 6 могли действовать недалеко от своих баз. Два минных тральщика были самодельные, переоборудованные их рыболовных траулеров. Кроме того негде было разместить штабы, и покормить личный состав, и это в тяжелейших условиях крайнего севера.

Тогда в 1940 году никто не предполагал, что именно здесь разыграется два важнейших морских события Второй мировой войны. Чуть позже Гитлер заявит, что центр войны в Европе перемещается к берегам Норвегии.

Разведка сообщила о наращивании численности немецко-фашистских войск у государственной границы СССР. Головко понимал, что война стучится в двери и старался привести корабли и личный состав в боевую готовность.

В ноябре 1940 года для проведения учений вышла подлодка Д-1. Миновали все сроки, но субмарина, так и не всплыла. Головко на эсминце «Стремительный» вышел на поиски. На месте погружения было обнаружено масляное пятно и единственную матросскую бескозырку. Лодка погибла вместе со своим экипажем, скорее всего из-за ошибки управления командира. С должности Головко не сняли, только объявили выговор и запретили подводным лодкам погружаться в открытом море. Но, несмотря на запрет, Арсений Головко продолжал боевую подготовку в море. Об этом в Ставке знали, но делали вид, что не знают.

Военно-морские базы, аэродромы, казармы строили заключенные из многочисленных лагерей расположенных на Кольском полуострове. Больше половины из них были осуждены за прогулы и опоздания на работу, другая часть отбывала наказание по статьям политическим и уголовным. Однажды заключенные строили аэродром, когда над ними пролетел немецкий самолет. Головко негодовал из-за того что в небо не были подняты истребители и молчали артиллерийские батареи. Все ссылались на приказ Москвы и на провокации не поддавались. Головко в тот же день объехал близлежащие батареи и отдал категорический приказ при появлении неизвестных самолетов атаковать их. Когда через несколько часов появилось звено фашистских самолетов, его встретили дружным зенитным огнем. Тогда командующий северным ВМФ понял, что это война.

21 июня 1941 года в поселке Полярном было солнечно и тепло. Не было слышно сирен и воздушной тревоги. Ничто не предвещало войны. Вечером почти все население Полярного собралось в доме офицеров, куда на гастроли приехал московский театр. После спектакля руководители северного флота, не сговариваясь, пришли в штаб, где их ждала шифровка из Москвы. Из присутствующих оказалось, что никто не имел опыта управление флотом в военное время.

В четыре часа утра началась бомбардировка поселка Полярный. Белые ночи не давали возможность укрыться от самолетов. Люди выскакивали на улицы в поисках убежища. Первые жертвы, первая кровь и первая смерть. Целью немецких бомбардировщиков был северный флот, но он покинул главную базу еще 19 июня. По приказу командующего советские корабли, подводные лодки и катера рассредоточились и спрятались по бухтам Кольского залива.

Отовсюду поступали донесения о фашистских самолетах, о неопознанных силуэтах кораблей и о перископах подводных субмарин. Головко не знал, что происходит в стране. Сведения из главного военно-морского штаба не поступали. Командующий Северным флотом понимал, что в первую очередь фашисты попытаются захватить Мурманск. Головко нужны были люди для защиты вверенной ему территории, и он придумал, где их взять. Он отдал приказ вооружить заключенных и сформировать из них строительные батальоны, а затем выдвинуть на передовую линию. Вскоре Берия пришел пожаловаться Сталину на действия командующего северным флотом. Он требовал наказать сорвавшегося мальчишку, который распоряжается его людьми. На что Сталин ответил: «Победителей не судят». Этой фразы он заткнул рты различным недоброжелателям. Кроме этого Сталин напомнил Берии, что адмирал Головко чуть ли не единственный из военачальников кто остановил немцев на своем направлении.

Фашистские дивизии на севере России продвинулись только на 40 километров от государственной границы, дальше врага не пустили. В самые решительные моменты, контратакуя немцев, моряки заменяли каски бескозырками, снимали бушлаты, и в полосатых матросских тельняшках, шли во весь рост под пулями на врага.

Уже в августе 1941 года для немецко-фашистских войск на севере был установлен непреодолимый рубеж ставший линией фронта на долгие три года.

На следующий день после начала войны 21 июня 1941 года премьер-министр Великобритании, Уинстон Черчилль заявил, что будет всячески помогать советам. После этого на севере стали ждать дальнейших шагов Англии с особым интересом. И уже 30 июня был фактически открыт второй фронт, гораздо раньше официальный договоренности руководителей трех держав. В тот день по просьбе адмирала Головко англичане подняли самолеты с авианосцев и нанесли бомбовый удар по фашистам.
В начале августа из Англии к берегам России направился первый конвой. Мимо берегов Норвегии оккупированными немецко-фашистскими войсками под охраной боевых кораблей шли транспортные суда союзников с военной техникой и другими грузами на борту. По договоренности между союзниками путь конвоя был разделен на две зоны ответственности - английскую и советскую. Граница первой зоны проходила от Англии, вдоль берегов Норвегии, до острова Медвежий и архипелага Шпицберген. Транспорты на этом пути охраняли английские боевые корабли. Дальнейший путь пролегал от острова Медвежий до Мурманска и Архангельска. Охранение здесь усиливалось кораблями и самолетами северного флота СССР.

Первый английский конвой встречал начальник северного морского пути герой-полярник Папанин. Именно он убедил Сталина в том, что английские конвои должны приходить в Архангельск. Адмирал Головко был категорически против этого. Он докладывал в Москву, что Белое море замерзает, и навигация скоро прекратится. Так же командующий северным ВМФ говорил, что не стоит в военное время надеяться на то, что два ледокола будут бесперебойно прокладывать дорогу конвоям, что нельзя перевозить из Мурманска в Архангельск все портовое оборудование и специалистов. Он говорил, что может так случится, что Мурманский порт, который омывают воды незамерзающего Баренцева моря, еще пригодится для приемки конвоя. Но в Москве поверили Папанину, а не Головко. Предположение адмирала Головко не заставили долго ждать. Корабли союзников вмерзли в лед Белого моря. Надежда вырваться из ледового плена исчезла 15 января 1942 года, когда немецкими бомбардировками был выведен из строя самый мощный ледокол Арктики «Иосиф Сталин». После этого хозяин Кремля был в бешенстве. Больше всего досталось Папанину - автору проводки конвоев в порт Архангельск.

На первый конвой немцы не нападали, но в конце 1942 года Гитлер приказал начать охоту на конвои. По его указанию в Норвегию был переведен линкор «Тирпиц» самый мощный корабль противника с дальностью плавания 9000 миль. Первые потери понес конвой PQ13. Немцы потопили шесть судов с грузами. Но самая страшная катастрофа постигла конвой PQ17. Тридцать четыре судна и один танкер для Советского Союза сопровождал эскорт из девяти кораблей. Это было самое мощное охранение со времен первого конвоя. Во время следования конвоя PQ17 неожиданно флагманский эсминец передал сигнал рассредоточиться и далее следовать самостоятельно. Дело в том, что англичане не хотели встретиться с линкором «Тирпиц», поэтому отдали приказ конвою «рассыпаться». В результате эскорт остался без охранения. На перехват одиночных судов устремились немецкие подводные лодки, бомбардировщики и торпедоносцы. Транспортам приходилось идти в узком коридоре: с одной стороны подпирали льды, с другой немецкие лодки и авиация.

На командный пункт, где находился адмирал Головко, был подан вынос радиосети, где велись переговоры гибнущего конвоя. Адмирал слышал, как моряки взывали о помощи. Тогда спасти удалось немногих, так как было очень холодно. Моряки с потопленных кораблей замерзали прямо в шлюпках, спущенных на воду. Когда подходили спасательные суда на борт поднимали уже окоченевшие трупы.

Разгром конвоя PQ17 в Берлине расценили как выигрыш крупного сражение эквивалентного разгрому стотысячной армии на суше. 23 транспорта из конвоя PQ17 было потоплено. На дно пошли тонны грузов и военной техники. Эти потери стали одной из причин разгрома советских войск в августе 1942 года под Сталинградом. Адмирал Головко тяжело переживал гибель людей и потери транспортов с грузом, но как командующий он не был виноват в трагедии. Вина целиком лежала на английском адмиралтействе.

на фото - командующий флотом метрополии британский адмирал Б. Фрейзер (слева) и командующий советским Северным ВМФ вице-адмирал А.Г. Головко после боя у мыса Нордкап


Сам же Головко, планируя боевые операции, никогда не рисковал людьми и кораблями понапрасну. Жители поселка Полярный часто видели, как адмирал приходил на причал встречать корабли и подводные лодки. Если подводная лодка, торпедный катер или корабль подходя к причалу стреляли это означало, что в походе был потоплен вражеский корабль. На берегу уже знали, что надо готовить жареного поросенка. Именно северный флот стал основоположником традиции встречать корабли жареным поросенком.

К подводникам у адмирала Головко было особое отношение. Он считал, что нет на флоте более сложной и трудной службы, чем у них. Если у моряков надводных кораблей в случае повреждения все еще есть шансы на спасение, то у подводника их нет. С глубин более пятидесяти метров невозможно выбраться живыми, а на севере нет глубин меньше 250-300 метров. За годы войны на северном флоте погибло 1124 подводника.

9 октября 1944 года началось наступление советской армии и флота. Непроходимый рубеж, который был линией фронта, был преодолен частями морской пехоты. В Киркенесской операции были задействованы корабли и подлодки северного флота. Они выполняли задачи по высадке десанта, по артподготовке и установке мин. Советские самолеты атаковали немецкий транспорт, на котором эвакуировали отступающие горные стрелки. За успешное проведение Киркенесской операции моряки северного флота были награждены орденами и медалями.

9 мая 1945 года на митинге адмирал Головко произнес взволнованную речь, во время которой сам заплакал. Он, наконец, осознал, что война закончилась, и было сделано огромное дело особой важности.

монумент адмиралу А. Г. Головко в городе Прохладном, родине легендарного адмирала

Комментарии (0)

avatar